Некто Лазарь опасным недугом
Разболелся в Вифании вдруг,
Иисус почитал его другом,
Отличал и сестер его двух,
Марфой звали одну, а другая
Называлась Марией, она
К Иисусу любовью пылая
И всем сердцем Ему предана,
Его миром потом умастила
И власами своими при том
Отереть Ему ноги решила,
Преклоняясь пред Ним, как Христом.
Весть послали Христу эти сестры:
«Тяжко болен Твой, Господи, друг»,
Когда сердце встревожил им острый
Их любимаго брата недуг.
«Болезнь эта не к смерти случилась», -
Сказал Он, получив эту весть, -
Но чтоб Божия слава открылась
И чтоб люди воздали Мне честь».
Хотя крепко Спаситель больного
И Марию, и Марфу любил,
Но спасти от недуга лютого
Ни его, ни сестер не спешил
И два дня в том краю оставался,
Где до этого Он проживал,
А потом в Иудею собрался
И с Собою апостолов звал.
Но они Ему в страхе сказали:
«Ведь недавно камнями побить
Тебя там иудеи искали,
И Ты хочешь опять у них быть?»
«День двенадцать часов должен длиться,
И нельзя их числу сократиться,
И пока еще день нам сияет,
Преткновений легко избежать,
Но когда мрак ночной наступает,
Тогда их уж нельзя миновать».
Так Господь им сердца ободрял,
После ж этого вдруг им сказал:
«Лазарь, друг наш, уснул, но его Я
Мощным словом иду разбудить»,
Но услышавши слово такое,
Они стали Ему говорить:
«Раз уснул, это признак отрадный,
Значит, скоро здоров будет он».
Он о смерти сказал безпощадной,
Те живительный мыслили сон.
Им Спаситель сказал тогда прямо:
«Лазарь умер, но рад Я за вас,
Что Меня тогда не было тамо,
Как к нему смерти близился час, -
Новый луч вы увидите света,
Так пойдемте к почившему в дом».
А Фома всем заметил на это:
«Пойдем так же и мы с ним умрем».
Был четвертый день Лазарь в гробнице,
Как Спаситель изволил придти,
От Вифании было к столице
Стадий только пятнадцать пути.
И явилось по этой причине
Из нея к сестрам много людей,
Чтоб утешить их в горькой кручине,
Не оставить одних в дни скорбей.
Марфа встретить Христа поспешила,
О прибытье узнавши Его,
И, увидев Его, говорила:
«Брата б Ты исцелил моего,
Если б был здесь в Вифании с нами,
Но все сделать, конечно, бы мог,
И теперь Ты Своими мольбами,
Все с небес Тебе дарует Бог».
Он сказал: «Брат твой снова жив будет».
А она Иисусу в ответ:
«Знаю, Бог его к жизни пробудит,
Когда это преставится свет».
«Я есмь жизни источник нетленный,
Моей силой мертвец оживет,
А живой, что во Мне неизменно
Пребывает, - вовек не умрет».
Вразумивши так Марфу, Спаситель
«Ты Мне веруешь ли?» - вопрошал.
«Да я знаю, что Ты - Искупитель,
Царь Христос, Кого Бог обещал».
Так ответив, она отлучилась,
Направляясь поспешно в свой дом,
Где Мария тоскою томилась,
До сих пор не узнавши о том,
Что пришел уже душ их Властитель,
Но тайком Марфа молвила ей:
«Дорогой наш явился Учитель
И тебя хочет видеть скорей».
Услыхав, она встала в мгновенье
И к Спасителю быстро пошла,
А Он все еще был не в селенье,
Но там, где Его Марфа нашла.
За Марией и те поспешили,
Что их в горе пришли утешать,
Пришло в голову им, что к могиле
Она слезы идет проливать.
Как пришла к Иисусу Мария,
Тотчас в ноги упала Ему,
«Был бы с нами во дни эти злые,
Ты бы брату помог моему».
С плачем так говорила Мария,
И, потоки увидевши слез,
(С нею плакали все остальные)
Возскорбел и смутился Христос.
«Где ж почившаго вы положили?» -
У сестер Искупитель спросил
И, когда направлялся к могиле,
Слез струи из очей Своих лил.
Видя то, иудеи сказали:
«Видно, очень его Он любил».
А другие на то отвечали:
«Тот, Кто очи слепому открыл,
Мог спасти б и его от недуга».
А Христос, возскорбевши опять,
Пришел к гробу умершаго друга,
Лежал камень на нем, и отнять
Иисус повелел его властно,
Но тут Марфа Его говорит:
«Уже пахнет, ведь брат мой несчастный
Уж четвертый день мертвым лежит».
«Не сказал ли недавно тебе Я,
Что величия Божия свет
Узришь ты, в Меня веру имея?» -
Ей сказал Искупитель в ответ.
Взяли камень, Христос же моленье,
К небу очи подняв, совершал:
«Приношу к Тебе, Отче, хваленье,
Что Ты слово Мое услыхал.
У Меня нет и тени сомненья,
Что всегда Ты услышишь Меня,
Для народа вознес Я моленье,
Дабы знал он, что воля Твоя
Меня в мир их послала загнивший».
Так сказавши, Он вдруг возгласил:
«Лазарь, выйди!» - и вышел почивший,
Но обвит весь повязками был.
Он лишен был свободы движенья,
И лицо ему плат закрывал,
Но Подавший ему воскресенье
Снять все узы с него приказал.
Много тех, кто увидели чудо,
Иисуса признали Христом,
Но другие, ушедши отсюда,
Сообщили властям обо всем.
Собрался архиереев надменный
С фарисеями синедрион.
«Что нам делать? Чудес, несомненно,
Дар имеет особенный Он.
Коль Ему предоставим свободу,
Все Его как Христа будут чтить,
Но от римлян стране и народу
Тогда будет погибель грозить», -
Так судили они на совете,
Но встал главный тогда архиерей
И сказал: «Неужели вы дети?
Как простых не поймете вещей?
Лучше нам одного умерщвить,
Чем народ весь навек погубить».
Каиафа тому архирею
Было имя, и это сказал
Он, я знаю, не волей своею,
Но как архиерей предрекал,
Что Христу умереть было надо,
Чтоб сыны Авраама спаслись,
Да и прочия Божии чада
Чтоб в одну все семью собрались.
И решили с тех пор архиреи
Непременно Христа умертвить,
И не мог уж теперь в Иудее
Искупитель открыто ходить.
Городок близ пустынь находился,
Было имя ему Ефраим,
Вот куда Он тогда удалился
И жил там, и апостолы с Ним.
Уж пасхальные дни наступали,
Богомольцы стекались в Сион,
Очищение здесь совершали,
Как предписывал древний закон.
И народ, собираясь во храме,
О Христе меж собой толковал:
«Не придет ли Он этими днями?» -
Каждый тех иль других вопрошал.
И приказ фарисеи узнали,
Чтобы все, кто узнает, где Он,
Им немедля о том сообщали,
Арест был уж Его предрешен.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.