Ко гробу в день первый седьмицы
Спеша Магдалина пошла,
Приблизилась к двери гробницы,
Как тьма еще всюду была,
И видит здесь: камень громадный
От гроба уж кем-то отнят,
С тревогой тогда безотрадной
Бежит она тотчас назад.
Приходит к Петру Магдалина,
Находит она и того,
Кого Искупитель как сына
Родного любил Своего.
«Из гроба Учителя взяли,
Где скрыт Он, не ведаю я», -
Такия слова услыхали
Апостолы те от нея.
Поспешно пошли они оба
К могиле святой в тот же миг,
И первый Господняго гроба
Апостол любимый достиг,
И тотчас к отверстью гробницы
Своей головою приник,
Увидел: лежат плащаницы,
Но внутрь не вошел ученик.
А Петр, прибежавши в глубь гробной
Пещеры, войти пожелал,
Войдя ж, погребальный подробно
Он саван осматривать стал.
Заметил при саване Симон
Тот плат, что главу покрывал,
Однако не вместе был с ним он,
Но свернут отдельно лежал.
Потом осмотрел со вниманьем
Его и другой ученик.
Пред смертным стоя одеяньем,
Он в тайну здесь жизни проник
И вышел из мрака пещеры
Со светом спасительной веры.
В те дни непонятны писанья
Им были пророков святых
И тайны Христова возстанья
Их разум еще не постиг.
Ушли они оба. Мария
Стояла у гроба в слезах
Взял кто-то останки святые,
Похитил Учителя прах.
Зачем ему мертвое тело?
Куда бы он мог его скрыть?
Какое бездумное дело
Задумал над ним учинить?
И ей представлялись картины,
Одна безотрадней другой,
Терзалась душа Магдалины,
Бежала слеза за слезой.
Но вот ея взоры упали
Во тьму глубины гробовой,
Два вестника неба блистали
Одежд там своих белизной,
И там их чета возседала,
Где прежде умерший был Бог,
Один, где глава почивала,
Другой же - вблизи Его ног.
Сказали они Магдалине,
Пославши ей кроткий упрек:
«Зачем поддаешься кручине,
Что слез проливаешь поток?»
Объятая мраком печали,
Она им в ответ говорит:
«Из гроба Учителя взяли,
Не знаем мы, где Он лежит».
При этом назад обратилась
Она и узрела Того,
К Кому так душою стремилась,
Увы! Не узнавши Его.
Ей мнилось, что это садовник
Пришел сюда ранней порой,
А Он, ея скорби виновник,
Вопрос предложил ей такой:
«О чем ты так горько рыдаешь?
Кого ты здесь ищешь и ждешь?
Зачем свою душу терзаешь
И слезы напрасно ты льешь?»
Оставив вопрос без ответа,
Она вдруг спросила Его:
«Не ты ли лишил меня света,
Учителя взял моего?
В каком же поведай мне месте
Рукою сокрыт Он Твоей,
Ему я б воздала долг чести,
Своих не жалея мастей».
Увидев страданья такия,
Господь ей открыться решил
И благостно молвил: «Мария», -
И как бы от сна пробудил.
Узнавши Его, Магдалина
«Учитель», - сказать лишь могла,
К ногам своего Властелина
Пав, крепко стопы обняла.
Христос же, любовью богатый,
Речь с нею такую повел:
«Что держишь так крепко Меня ты?
Еще Я к Отцу не восшел,
Иди ж к Моим братьям, Мария,
Поведай унылым сердцам:
Оставив жилища земныя,
Я скоро взойду к небесам,
Где Бог Мой и ваш обитает,
Где общий Отец наш живет,
Добро и святыня сияет,
И вечная радость цветет».
Покорная этому слову Христову,
К своим Магдалина пошла
И тотчас же стаду Христову
Блаженную весть принесла.
Вечером поздно в день первый недели,
В радостный день воскресенья Христа,
Грустно апостолы дома сидели,
Горница крепко была заперта,
Сильно боялись они иудеев,
Мстительной злобы своих архиреев.
Вдруг посреди них явился Умерший,
«Мир вам!» - приветствуя их, Он сказал,
Руки потом перед ними простерши,
Язвы на них и ногах показал,
Также и ребра Свои обнажил,
Язву великую взорам открыл.
Духом воспрянуло стадо Христово,
Радостью их засияли сердца,
Он же сказал им, приветствуя снова:
«В мир Я был волею послан Отца,
Так теперь вас Я в него посылаю».
Дунув при том Он на них, продолжал:
«Духа святого Я вам сообщаю,
Чтобы Он ваши сердца укреплял,
Тем, кому вы подадите прощенье,
Дарует мир и Создатель миров,
Кто ж не получат от вас разрешенья,
В тяжких останутся узах грехов».
Но из двенадцати в эти мгновенья
Не был Фома, иль иначе Близнец.
Те разсказали ему о виденье,
Как приходил к ним Воскресший Творец.
Молвил он: «Коль не увижу очами
Я на руках Его ран от гвоздей,
Не осяжу их своими перстами,
Ребр не коснуся рукою своей, -
Только по вашему слову не буду
Веровать я воскресения чуду».
Дней через восемь апостолы в сборе
Были все, в доме их сонм пребывал,
Двери все были у них на запоре,
Вдруг, как и в тот раз, Воскресший предстал,
С речью к Фоме обратившись такою:
«Раны перстами Мои осяжи,
К ребрам Моим прикоснися рукою,
И все неверия зло отложи».
С трепетным сердцем воскликнул Близнец:
«Ты мой Спаситель, Господь и Творец!»
Он же, неверье врачуя Фомы,
Молвил, и нам просвещая умы:
«Только очами увидев Меня, ты
Веровать начал в Мое Божество,
Счастливы те, кто, любовью богаты,
Веровать стали в Меня без того».
Много других нам десница Христова
Знамений чудных явила в те дни,
Нет об них в этих сказаниях слова,
Целью ж имеют одно лишь они,
Чтоб Иисуса, как должно, вы чтили,
Божьим Сыном Его и Христом
Верой сердечной признали и жили
Вечно блаженною жизнию в Нем.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.