У вод еще Тивериадских
Господь пришел к ученикам
В ту ночь, когда в трудах рыбацких
Они вотще томились там.
Тут были Петр, Нафанаил,
Тот, что из Каны родом был,
Фома, иль иначе Близнец,
И Зеведея сыновья,
Да два другие наконец, -
Вот рыболовов тех семья.
Однажды Симон Петр сказал им:
«Закинуть сети я не прочь», -
И ремеслом своим бывалым
Все занялися в ту же ночь.
До света труд их тяжкий длился,
И не дал он им ничего,
С зарею Сам Христос явился,
Но не узнал никто Его.
Стоя у берега морского,
Он пищи спрашивал у них,
Они сказали: «Нет съестного
У нас запасов никаких».
Тогда велел Господь всесильный:
«Сеть бросьте с правой стороны,
И рыбы вам она обильно
Подаст из водной глубины».
Принявши к сердцу это слово,
Они решили сделать так, -
И от громадного улова
Сеть не могли извлечь никак.
А тот, кого Господь любил,
Душою чуткою явленье
Его тотчас же ощутил:
«Ведь это наш Отец небесный! -
Петру он радостно сказал, -
Никто, как Он, рукой чудесной
Добычу эту даровал».
И ввергся в море тот в мгновенье,
Едва прикрывши наготу,
И вплавь пустился в нетерпенье
Он к своему Царю Христу.
Не так далек был, впрочем, путь,
Локтей два ста каких-нибудь.
На лодке прочие все плыли,
Влача неслыханный улов,
Когда же к берегу прибыли,
Глядят, - для них уж стол готов:
Пеклася рыба на огне,
И хлеб лежал к ней в стороне.
Господь же взять к трапезе чудной
И той им рыбы приказал,
Что после ночи многотрудной
Им Сам же благостно послал.
Услышал Петр слова Христовы
И сеть извлек их вод морских,
В ней насчитали рыболовы
Сто пятьдесят три рыб больших,
И сеть осталася цела,
Хоть так наполнена была.
Но вот, Кто вечную победу
Над царством тленья одержал,
Сынов земли позвал к обеду
И бренной снедью насыщал:
Своей рукою хлеб давал,
А также рыбой угощал.
Смотрели все в благоговенье
На лик таинственный Христов,
Но яд уж горькаго сомненья
Не отравлял у них умов.
Вопросов дерзких неуместно
Никто Ему не задавал,
Что Это Сам Господь небесный,
Из них уж каждый твердо знал,
Ведь третий раз по воскресенье
Он удостоил их явленья.
Когда ж пришел конец обеду
И утолен их голод был,
То в незабвенную беседу
Господь с рабом Своим вступил:
«Скажи Мне, Симон сын Ионин,
Крепка ли все твоя любовь?
Все также ль дух твой непреклонен,
И за Меня прольешь ли кровь?»
Три раза так Господь великий
Петрово сердце вопрошал,
И также трижды он Владыке
«Тебя люблю я», - отвечал.
И после каждаго ответа
Ему Он чад Своих вручал,
Чтоб он их пас, и в царство света
Овец Христовых наставлял.
И смерти славной в те мгновенья
Удел ему Господь предрек,
И вот Христово предреченье
Или таинственный намек:
«Во время юности веселой
Ты сам свой пояс надевал,
Не знал неволи ты тяжелой,
Ходил, куда б ни пожелал.
Но придут старости дни злые,
В безсилье руки упадут,
И, опоясавши, другие
Тебя с насильем поведут».
Потом «Иди за Мною, Симон!» -
Ему Спаситель приказал.
Когда ж последовал за Ним он,
То, обернувшись, увидал:
Тот ученик идет за ними,
Что к груди Господа припал
И о предателе своими
Устами смело вопрошал.
И тотчас Симон дерзновенно
И об его судьбе спросил,
Но Царь веков благословенный
Вопрос сурово отклонил.
«Неси свою покорно долю,
Свое служенье совершай,
А о других Господню волю
Пытать без нужды не дерзай.
Пусть Я хотел бы непременно
Ему до тех времен дожить,
Когда Я в мир явлюся тленный
Тебе ль Моим судьею быть?» -
Такой ответ Господь всевышний
Дал на вопрос Петра излишний,
Но разнеслось средь братьев слово,
Что ученик тот не умрет,
Хоть изречение Христово
Такой нам мысли не дает.
И настоящие сказанья
Тот ученик вам написал,
И знаю, верны показанья
Того, кто сам все наблюдал.
Благоволил Господь созданья
Других дел много совершить,
Но если б все Его деянья
Подробно миру изложить,
То не по силам, думать надо,
Была бы книг ему громада.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.