В пределах только Галилеи
Потом Спаситель стал ходить,
Жить не хотел Он в Иудее,
Его искали там убить.
Уже дни Кущей наступали,
Народ спешил в Ерусалим,
И братья Господа сказали
Ему с неверием слепым:
«Иди отсюда в Иудею,
Явись же миру наконец,
Раз дал десницею Своею
Тебе такую власть Творец.
Зачем в глуши Ты здесь безвестной
Свою скрываешь благодать?
Пора Тебе Твой дар чудесный
Всем и в столице показать».
Сказал Он им такое слово:
«Не наступил еще Мой час,
Для вас пора всегда готова,
Не может злиться мир на вас.
Меня ж не любит мир развратный,
Он Мне желает только зла
За то, что злыя многократно
Я обличал его дела.
Одним вам надо отправляться,
Идти еще не время Мне».
Сказавши так, Господь остаться
Решил пока в родной стране.
Когда же те с толпой огромной
Ушли в столицу, то тогда
И Сам направился Он скромно
Спустя немного дней туда.
Толпа народа поджидала
Его уж там на торжество,
И было говору немало
Там относительно Его.
«Он муж святой и справедливый», -
Из уст так слышалось одних.
«Нет, человек Он злой и лживый», -
Гласило мнение других.
Но, впрочем, смелыми устами
Никто о Нем не говорил,
Страх перед строгими властями
На души робкия давил.
В средине праздника явился
Он лишь и, в храм войдя, учил.
Народ ученью удивился,
В недоуменье говорил:
«Как знает книги Он писанья,
Не бывши в школе никакой?»
Господь на это замечанье
Народу дал ответ такой:
«Не от Меня Мое ученье,
Его Мне дал Отец щедрот,
И кто творить Его веленья
Захочет впрямь, узнает тот,
От Бога ль эти наставленья
Иль от Себя Я их даю.
Кто изобрел свое ученье,
За славу тот стоит свою.
А кто лишь Богу ищет славы,
Того душа пряма, чиста,
Безчестной лжи отверг он нравы,
Всегда верны его уста.
Вот все вы чтите Моисея,
Но что ж закон его хранить
Вы не хотите? Как злодея,
Меня стремитесь умертвить».
«Не бес ли ум Тебе смущает? -
Тут кто-то Господу сказал, -
Кто умертвить Тебя желает?»
Но речь Свою Он продолжал:
«Одно Я сделал вам деянье,
И возмутило вас оно,
Но обратите же вниманье
На то, что знаете давно:
Дал Моисей вам повеленье
Детей обрезывать, и вот
Обряд вы этот без стесненья
Творите все и в дни суббот.
Я ж исцелил в субботу смело,
И вы Мне платите враждой,
По существу судите дела,
А не по внешности одной».
Тогда из жителей Сиона
Иные стали говорить:
«Его ведь власть синедриона
Постановила умертвить,
Что ж учит так Он дерзновенно,
Уж не дознался ль их совет,
Что Он тот Царь Благословенный,
Что покорит Себе весь свет?
Но только ведь происхожденье
Не безызвестно нам Его,
Откуда ж Царь придет творенья,
Никто не будет знать того».
И возгласил Господь во храме
Тогда пред этими врагами:
«Да, ваши очи видят ясно
Места, в каких явился Я,
Но не постиг ваш ум несчастный,
Что в эти Я пришел края
Не Сам, но волею священной
Того, кто чужд умам плотским,
Но Мне Он ведом, неизменно
Я пребываю вместе с Ним».
Тут учинить Христу хотела
Насилье вражия рука,
Но сделать это не посмела,
Час не настал тому пока.
Но, впрочем, многие тут стали
И верить в Господа Христа,
И так при этом разсуждали:
«Как в наши явится места
Мессия Сам с высот небесных,
Ужели больше Он явит
В то время знамений чудесных,
Чем Этот Муж теперь творит?»
Как фарисеи услыхали
Такие толки о Христе,
То приказанье слугам дали
Его схватить в минуты те.
А Он такими всех словами
Благоволил учить в тот раз:
«Еще немного быть Мне с вами,
Иду к Пославшему от вас.
Искать здесь будете Меня вы,
Но найдете, той страны
Вам не достичь, где вечной славы
Мне будут радости даны».
А иудеи говорили
Между собой: «Куда идти
Он хочет, так что мы не в силе
Его в тех местностях найти?
Не в те ли Он идет селенья,
Где средь языческих племен
Живет народ наш, чтоб ученье
Свое дать эллинам в закон?
Что б речи эти означали:
«Искать вы будете Меня,
Но не найдете, вам в те дали
Нельзя прийти, где буду Я»?
В последний великий день праздника Кущей
Воскликнул народу Господь всемогущий:
«Кто мучится жаждой сердечной своей,
Ко Мне приходи без стесненья и пей.
Кто с верой всецелой ко Мне обратится,
У тех, как в писанье святом говорится,
Из сердца польется воды живой ток».
О Духе святом так Спаситель изрек,
Котораго ныне мы все получили,
Но в дни те еще не явился Он в силе,
Еще тогда не был прославлен Христос.
Когда же слова те Господь произнес,
Тогда в Него веровать многие стали,
Пророком Его и Христом называли.
Но был средь народа и голос не тот:
«Не из Галилеи Мессия придет,
Не ясно ль в писанье святом говорится,
Что из Вифлеема Он должен явиться,
Из рода Давидова Он ведь придет».
Во мнениях так разделился народ.
Иные схватить Иисуса хотели,
Но рук на Него возложить не посмели.
Его и служители взять не смогли,
С пустыми руками к пославшим пришли.
«Что ж вы Его не взяли?» - власти сказали,
Но смело они господам отвечали:
«Он дивною речью Своей нас пленил,
На свете никто еще так не учил».
Сердито сказал им собор фарисейский:
«И вас уж Учитель прельстил галилейский?
Но кто в Него верит из видных людей?
Какие вельможи? Какой фарисей,
Чтить Его могут лишь невежды слепые,
Кому неизвестны писанья святыя».
На эти слова Никодим возразил,
Что некогда ночью к Христу приходил:
«В законе, как ведомо всем, говорится,
Что о человеке судить не годится,
Пока не узнает собранье судей
Его поведенья и смысла речей».
Но резко сказали ему фарисеи:
«И ты уж не темный ли сын Галилеи?
Немного ведь мысли дать нужно труда,
Дабы убедится в том раз навсегда,
Что из Галилеи ждать нечего нам».
И с тем разошлись они все по домам.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.