На ночь Господь к той горе удалился,
Что Елеонскою звали. Явился
Утром Он в храме Господнем опять,
Севши здесь, стал Он людей поучать.
Как говорил Он им речи святыя,
Вдруг фарисеи и книжники злые
В храм к Нему женщину вводят одну,
Прелюбодейство ей ставя в вину.
«Взята на месте она преступленья,
Строгое дал Моисей повеленье -
Камнями грешниц таких побивать,
Ты же, Учитель, что можешь сказать?»
Так враги эти сказали Владыке,
Против Него добиваясь улики.
Голову низко Спаситель склонил
И на земле что-то молча чертил.
Но они грубо к Нему приставали
И на вопрос свой ответ вымогали,
И вот, поднявши главу наконец,
Так судия им ответил сердец:
«Кто от греха из вас чист объявится -
Первый тот камень пусть бросить решится».
И, наклонившись к земле, Он опять
Начал перстом на ней молча писать.
Вспомнились тут им дела их дурныя,
И от Христа лицемеры слепые
Стали один уходить за другим,
Женщина только осталась пред Ним.
Молвил тогда ей Спаситель творенья:
«Где ж твои судьи? Тебе осужденье
С строгостью вынес ли кто-нибудь?» «Нет», -
Женщина в страхе сказала в ответ.
«Так же и Я изрекаю прощенье,
Только вперед избегай прегрешенья, -
С кротостью ей Искупитель сказал
И наставленья Свои продолжал. -
Свет - Я для мира, кто будет со Мною,
Зла тот не будет подавлен уж тьмою,
Истинной жизни увидит тот свет».
Но фарисеи сказали в ответ:
«Сам о Себе Ты даешь показанья,
Верить им нет потому основанья».
«Сам о Себе говорю Я хоть вам,
Все ж Моим веровать должно словам,
Знаю Свое ведь Я происхожденье,
Ведомо Мне и Мое назначенье,
Но того ум ваш не знает больной,
Судите вы лишь по плоти одной,
Я же судить никого не желаю,
Если ж порою к тому прибегаю,
То Я сужу лишь по правде святой,
Я не один ведь, Отец Мой со Мной,
Судим всегда непременно вдвоем Мы,
Но вам, конечно, слова те знакомы:
«Верить свидетельству должно двоих».
«Где же Отец Твой?» - тут некто из них
Крикнул. Ответил Учитель небесный:
«Вам ни Отец Мой, ни Я не известны,
Ведом вам был бы Отец Мой святой,
Если б познал Меня ум ваш слепой».
В казнохранилище так иудеев
Он поучил, и никто из злодеев
Сделать насилья над Ним не посмел,
Час Его мукам еще не приспел.
И обратился к ним с речью Он снова:
«Скоро уйду Я из мира земного,
Станете в тот вы искать Меня миг,
Но во грехах вы умрете своих,
Ведь не доступен для грешнаго люда
Край тот, куда ухожу Я отсюда».
Стали, глумясь, тут враги говорить:
«Уж не решил ли Себя Он убить?
Что Он нам так сообщает тревожно:
Вместе со Мной вам идти невозможно».
Дал Он ответ им на это такой:
«Жизнью живете вы низкой, плотской,
Я же небесною, чистой, высокой,
И во грехе тот и скверне порока,
Как Я сказал, непременно умрет,
Кто ко Мне с верой живой не придет».
«Кто ж Ты такой?» - толпа та вопрошала.
«Я вам о том говорил от начала.
Много имею о вас Я сказать,
Но Восхотевший Меня к вам послать
Праведен, и по веленью Его Я
Слово всегда говорю Я святое».
Было тем людям тогда невдомек,
Что об Отце Своем то Он изрек.
«Как вы Меня, - Он сказал, - вознесете,
Кто Я такой, тогда лучше поймете,
И что Я волю Отца лишь творю,
Что Мне сказал Он, лишь то говорю,
И мой Отец неизменно со Мною,
Правду Его Я храню всей душою,
И Он не бросит Меня одного».
Кончил Спаситель, и стали в Него
Многие веровать в эти мгновенья.
Он же такое им дал наставленье:
«Слово Мое вас прошу Я хранить,
В обществе верных сынов Моих быть,
Истины дастся тогда вам познанье,
Освободит вас ея пониманье».
Гордо на это заметил народ:
«Мы Авраама великаго род,
Мы никому не служили рабами,
Что же Ты выразить хочешь словами:
«Людям Своим Я свободу даю»?
Так объяснил тогда речь Он Свою:
«Знайте, что всякий, кто грех совершает,
В рабстве греху своему пребывает,
Но рабу в доме не век обитать,
Может лишь Сын в нем всегда пребывать,
Сын лишь единый от рабства избавит,
Счастие вечной свободы доставит.
Знаю, что вы Аврааму родня,
Но умертвить вот хотите Меня,
В сердце у вас не вмещается слово,
Что от Отца вам принес Я святого,
Я говорю, что узнал от Него,
Вы же - вы дети отца своего».
Вновь зашумели противники эти:
«Мы Авраама, Сам заешь Ты, дети».
«Как Авраама, - сказал Он, - сыны,
Вы и дела его делать должны,
Но вы Мне ищете смерти упорно
Лишь потому, что Я слово безспорной
Истины вам от Отца возвестил,
Но таких дел Авраам не творил.
Нет! Вы потомки отца не такого», -
Смело заметил Спаситель им снова.
«Мы не в разврате блуда рождены,
Бога единаго все мы сыны», -
Тут иудеи сказали надменно.
Он же им: «Если бы Благословенный
Вашим родителем был, то Меня
Вы возлюбили бы, ибо ведь Я,
Только Его исполняя веленья
В скорбныя эти явился селенья,
Свой отложив навсегда произвол,
Волей Я Отчей на землю пришел.
Что ж вы презрели Мой глас благодатный?
Ум его ваш не приемлет развратный.
Племя лукавого вы сатаны,
Вот кем вам злыя дела внушены,
Он человекоубийца исконный,
Истины нет в нем, он лжец беззаконный,
Злобная ложь - вот стихия его,
Все в ней единой - его существо,
Первый он лжец, он отец заблужденья.
Но Мое верно и чисто ученье,
И не хотите его вы принять.
Кто во Мне может порок указать?
Если ж ученье Мое безупречно,
Что вы презрели его безсердечно?
К божьим глаголам не будет тот глух,
Кто ко Творцу приближает свой дух,
Вы потому их отвергли жестоко,
Что у вас сердце от Бога далеко».
Злобно и дерзко тут некто сказал:
«Не справедливо ль народ наш назвал
Самарянином Тебя бесноватым?»
Вот что сказал врагам Он заклятым:
«Темный ко Мне не приблизится бес,
Чту Я Отца и Владыку небес,
Вы ж Мне наносите срам и безчестье.
Славы Себе не ищу за нечестье -
Взыщет с вас строго другой Судия.
Но теперь жизнь возвещаю вам Я:
Если б вы слово Мое сохранили,
Смерти бы вы никогда не вкусили».
Господу кто-то сказал тут опять:
«Вот теперь в полном мы праве сказать,
Что Тебя демон смущает мятежный,
Всех постигает конец неизбежный,
Умер святой наш отец Авраам,
Умерли также пророки, а нам
Ты говоришь вдруг такую нелепость,
Что пощадит того смерти свирепость,
Кто Твое будет ученье хранить.
Уж не прикажешь ли нам Тебя чтить
Более, чем Авраама святого
И всех пророков собранья честного?
Что Ты так хвалишься? Кто Ты таков?»
Молвил на это Создатель веков:
«Славы Себе не ищу Я лукаво,
Чтоб в таком случае стоила слава?
Ищет ея Мне Отец Мой святой.
Род ваш Его называет слепой
Богом своим и Отцом незаконно,
Я ж Его знаю и чту неуклонно,
Был Я б, конечно, подобный вам лжец,
Если б сказал: «Мне неведом Творец».
И Авраам ваш отец всей душою
Чаял увидеть Мой день, и святою
Радостью в те он часы возсиял,
Как ему Бог увидать его дал».
Люд тот сказал на слова ему эти:
«Лет с пятьдесят лишь живешь Ты на свете,
И Авраама Ты будто видал?»
«Истину вам говорю, - Он сказал, -
Ранее был Авраама еще Я».
Но заявленье услышав такое,
Чтобы убить Иисуса, каменья
Взяли иные, но в эти мгновенья
Скрылся от них Он, пройдя среди них
И из оград удалясь храмовых,
Далее путь продолжал
И, проходя, увидал.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.