Многие стали сказанья о том составлять,
Что с достоверностью нам довелось несомненной
От очевидцев самих в свое время узнать,
Бывших слугами Христа во все дни неизменно.
А потому досточтимый Феофил и я,
Все разсмотрев от начала со строгостью точной,
Книгу решил написать, дабы вера твоя
В ней получила оплот себе твердый и прочный.
Один священник той порой
Во Иудее проживал,
Когда над этою страной
Царь Ирод власть свою держал.
Ему Захарья имя было,
Принадлежал к чреде он той,
Что имя Авии носила.
Жил со своею он женой,
Что род вела от Аарона -
Елизавета имя ей.
Веленья Божия закона
И всех пророческих речей
Они хранили безупречно,
Остерегаясь зла страстей,
Но только не дал Царь превечный
Чете той праведной детей.
Елизавету мысль людская
Уже безплодной нарекла,
И на обоих старость злая
Своим уж бременем легла.
Но как-то раз с чредой своею
Во храме службы он свершал,
Тогда Господню иерею
Войти внутрь храма жребий пал,
Чтоб во святилище кажденье
Перед Всевышним совершить.
Народ же вне стоял, моленье
Стараясь Богу возносить.
Захарьи ж вдруг посол явился
Небес Великаго Царя,
Сияя славой, находился
Он одесную алтаря.
И страх немалый, и смятенье
Тот ощутил в душе своей,
Но ангел молвил в ободренье:
«Не бойся, Божий иерей!
Услышал Бог твое моленье,
Судил тебе Он сына дать,
И Иоанном дал веленье
Тебе Господь его назвать.
Тебе и многим утешенье
Его рожденье принесет,
Велик он будет, Царь творенья
Его почтит и вознесет.
Ни вин, ни прочаго хмельного -
Не будет пить он ничего,
Бог Духа даст ему святого
От чрева матери его.
Сынов Израиля он много
Успеет к Богу обратить,
И будет с ревностью он строгой,
Как Илия, Ему служить.
И обратит он силой слова
Сердца отцов к потомкам их,
Чтоб Богу люд представить новый,
Отгнавши тьму пороков злых».
«Чем мне, - сказал тот, отвечая, -
В твоих увериться словах?
Меня гнетет уж старость злая,
Да и жена моя в летах».
Но за неверье укоряя,
«Я - Гавриил, - посол сказал, -
Стою пред Господом всегда я,
И Он меня с небес послал
Тебе дать это благовестье.
И вот ты будешь, как немой,
Лишишься речи за нечестье,
Пока не сбудется глас мой».
А в это время иерея,
Молитву кончив, ждал народ,
Дивился он, недоумея,
Что долго так он не идет.
Но, выйдя, слов благословенья
Тот произнесть никак не мог,
Народ тут понял, что виденье
Ему в святилище дал Бог.
Посредством знаков объяснялся
Служитель Божий, как немой,
И лишь чреды конца дождался,
К себе отправился домой.
И зачала Елизавета,
В теченье месяцев пяти.
Она скрывала счастье это,
Так Провидения пути
Хваля в себе: «Господь творенья
Воззрел на скорбь души моей,
Дабы снять бремя поношенья
С меня теперь среди людей».
А во дни месяца шестого
Тот же архангел Гавриил
Волей Господа святого
В Галилею послан был,
В край безвестный Назарета,
К Деве, жившей скромно там,
А святая Дева эта
Называлась Мариам.
Был по воле Провиденья
С ней Иосиф обручен,
Вел свое происхожденье
От царя Давида он.
Красотой небес сияя,
Деве ангел тот предстал
И, веленье исполняя,
Ей такой привет сказал:
«Мир тебе благословенной,
Благодать небес с тобой!
Всех ты женщин во вселенной
Выше чистой красотой!»
И весьма была Мария
Этой речью смущена,
Объяснить себе такия
Не могла слова она.
«Отложи свое смущенье, -
Возвестил ей Гавриил, -
Обрела благоволенье
Перед Господом ты сил,
И так Царь судил творенья:
«Сына в чреве ты зачнешь,
И Младенца по рожденьи
Иисусом назовешь.
Высоко Он вознесется,
Будет славен и велик,
Сыном Божьим наречется,
Будет выше всех владык.
Царь миров, Властитель вечный
Даст Ему Давидов трон,
И владыкой безконечно
Над народом будет Он».
Но послу Господню смело
Дева молвила в ответ:
«Как такое будет дело,
У меня ведь мужа нет?»
Разрешил недоуменье
Так Марии чистой тот:
«Волей Божья Провиденья
Дух святой в тебя сойдет,
Сила Вышняго вселится
Внутрь тебя с святых вершин,
Потому-то Кто родится -
Будет также Божий Сын.
Все Царю возможно света:
Вот ведь сродницу твою -
Имя ей Елизавета -
Все признали в том краю
Уж безплодной, как известно,
Но на старости своей
Зачала она чудесно,
И шестой уж месяц ей».
«Я - раба небес, - смиренно
Дева молвила ему, -
Да творит Благословенный
Все по слову твоему».
И, исполнив повеленье,
От Марии отошел
Ангел снова в те селенья,
Где Всевышняго престол.
Дева ж спешно в Иудею
Тут направила путь свой,
В град нагорный, где с своею
Жил Захария женой.
Слово молвила привета,
В дом она к нему войдя.
Услыхав, Елизавета
Ощутила, что дитя
В ложеснах ея взыграло.
Духа Божья став полна,
Громким голосом сказала
Деве так тогда она:
«Всех ты женщин выше, Дева,
Ты им слава в род и род,
Твоего святого чрева
Вечно славен будет плод!
И за что мне честь такая, -
Благодать и торжество,
Что пришла ко мне святая
Матерь Бога моего?
Ибо лишь я услыхала
Твоего привета глас,
Как дитя мое взыграло
Во мне радостно в тот час.
И блаженна ты, Мария,
Что все с верой приняла:
Бог все речи те святыя
Обратит тебе в дела».
Дева ж пред Господом песнь излила:
«Господа всей величаю душой,
Радостью в Нем веселюся святой,
С неба призрел на мое Он смиренье,
Будут отныне меня поколенья
Все ублажать до скончанья веков.
Дал мне величье Владыка миров,
Слава Его Провиденью святому!
Благ неизменно Он к сердцу простому,
Что с Его верных не сходит путей.
Силу явил Он десницы Своей,
Всех гордецов низложил он надменных,
Славой почтил и возвысил смиренных,
Алчущим благ изобилие дал,
А богачам ничего не послал.
Вспомнил завет с Авраамом Владыка,
Что по любви заключил с ним великой,
И Свой избранный народ восприял,
Как отцам нашим всегда обещал.
До трех месяцев Мария
В доме сродницы жила,
А потом в края родные,
В Назарет, опять ушла.
А тогда Елизавете
Разрешиться срок настал,
И Господь в минуты эти
Дал ей сына, как сказал.
Веселились вместе с нею
Люди, близкие при том,
На восьмой день к иерею
Все они явились в дом
Для обрезанья обряда,
И чтоб имя сыну дать.
И решили все, что надо,
Как отца, его назвать,
Но им с твердостью нежданной
Возразила на то мать:
«Только имя Иоанна
Я ему желаю дать».
Говорить тогда ей стали:
«Но в родстве ведь так твоем
Никого не называли».
И Захарии при том
Гости знаки подавали,
Как бы сына он назвал,
А потом дощечку дали,
Чтоб он имя написал.
«Иоанном называться
Должно сыну моему», -
Написал он, удивляться
Тут все начали тому.
И язык вдруг разрешился
У немого в этот миг,
Славил Бога и молился
Он тогда в речах своих.
И на всех, кто окрест жили,
Пал тогда немалый страх,
Да об этом говорили
И повсюду в тех краях.
И все к сердцу принимали
Происшествья этих дней
И, дивяся, вопрошали:
«Что-то будет отрок сей?»
А он промыслом святым
Был все дни свои храним.
И, исполнившись Духа, родитель его,
Прорицая, так славил Творца своего:
«Тебя славлю, Израиля Бог и Владыка,
Что призрел на народ Ты любовью великой,
Рог спасенья нам в доме Давида воздвиг,
Как устами сказал Ты пророков своих.
От руки нам врагов даровал избавленье,
Оказал отцам нашим любви утешенье,
Вспомянул с Авраамом завет свой святой,
Клятву, коей поклялся былою порой:
«Дам от всех ненавистников вам Я спасенье,
Чтоб Меня свято чтить во все дни без стесненья.
Ты ж, младенец, ты будешь пророком Творца,
Перед светом Его ты предыдешь лица,
Чтоб пути для Его приготовить явленья,
Проповедать народу грехов отпущенье,
Что нам Бог милосердьем своим даровал
И нас, словно восходом зари, осиял,
Чтоб во мраке смертельном нас зла не оставить,
Но на путь нас добра и блаженства направить».
А младенец святой возрастал и крепился,
Духа мощь с самых ранних являя времен,
И в пустыню потом от людей удалился
До тех дней, как явился Израилю он.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.