Семьдесят после того Он избрал
Учеников, пред Собою послал
Он их попарно во все города,
В коих Сам быть собирался тогда.
Так поучал их при этом Владыка:
«Бог даровал урожай нам великий,
Но жнецов мало, восшлите ж моленье,
Чтобы явил их Создатель творенья.
С Богом идите! Как агнцев, Я вас
К хищным волкам отправляю сейчас,
В путь не берите с собой кошельков,
Обуви лишней и всяких мешков.
Встречным привета в пути не давайте,
В дом лишь вступая его, посылайте:
«Мир сему дому», - скажите смиренно,
И мир пребудет на нем непременно,
Если сын мира окажется в нем.
Если ж не будет достоин тот дом,
К вам слова мира обратно придут.
В доме ж, где вас приемом почтут,
Ешьте и пейте там все без стесненья:
Труженик стоит всегда награжденья.
Из одного в дом другой не ходите,
В месте одном постоянно живите.
Если вас в городе примут каком,
То без сомнений питайтеся в нем
Всем, что вам будет народ предлагать,
Вам же там должно больных исцелять
И проповедовать жителям с силой:
«Царствие Божье для вас наступило».
Если ж у жителей града иного
Встретите вы лишь презрения слово,
То вы, на улицы града того
Выйдя, скажите на грубость его:
«Даже и прах отрясаем мы вам,
Что у вас к нашим прилипнул ногам,
Знайте, однако: свет царства Христова
Близок для вашего племени злого».
Будет отрадней Содому в день судный,
Нежели их стороне безразсудной.
Горе тебе, Хоразин, предстоит,
То ж и тебе, Вифсаида, грозит:
В вретище, в пепле давно б уж сидя,
Тир и Сидон обратились, глядя
На чудеса, что вам явлены Мною,
И Я вам волю Господню открою:
Строже вас Бог покарает в день судный,
Чем городов тех люд грешный и блудный
Капернаум! До небесных высот
Голову поднял свою ты, но вот
Время настанет, ты с этих вершин
Будешь низвергнут в тьму адских глубин.
Всякий, кто ваши слова принимает,
Тот Меня в вашем лице почитает,
А отвергающий вас - и Меня отвергает,
И со Мной вместе Творца отметает».
Семьдесят эти вернулись потом,
С радостью так говоря пред Христом:
«Демоны ради Тебя повинуются нам».
Молвил на это своим Он послам:
«Я сатаны уже видел изгнанье,
С неба упал он, как молньи блистанье.
Над скорпионами Я и змеями
Властию вас облекаю, ногами
Будете всех вы врагов попирать,
Зла вам не будут они причинять.
Радуйтесь все же душой не тому,
Что вы бесов изгоняете тьму,
Но что Бог в книгу Свою вас вписал,
В царство Своей благодати призвал».
Возвеселился Господь тут душою,
К Богу с такой обратился хвалою:
«Славлю, Владыка творенья, Тебя Я,
Что Твоя воля сокрыла святая
Это от мудрых и гордых мужей
И для смиренных открыла детей.
Все Ты Мне предал, миров Властелин,
И Меня знаешь Ты только один,
Как и Тебя, лишь единый Я знаю,
Да тот постигнет, кому пожелаю
Свет Я величья открыть Твоего».
Молвил апостолам Благословенный
В этот раз: «Как ваши очи блаженны!
То они видят, что многим мужам,
Вещим пророкам и славным царям
В древности видеть хотелось не раз,
Но не увидел однако их глаз,
И не услышало ухо того».
Один законник, искушая,
В те дни дерзнул Христа спросить:
«Какую заповедь храня, я
Могу спасенье получить?»
Сказал ему Господь на это:
«А как гласит о том закон?
Как в книге писано завета?»
Тогда Христу ответил он:
«Люби Творца всей полнотою
Своих способностей и сил,
А ближних чти любовью тою,
Какой себя ты возлюбил».
Сказал Христос ему: «Ты верно
Привел веления Творца,
Живи же так нелицемерно,
И узришь свет Его лица».
Ни с чем однако удаляться
Законник тот не пожелал,
И для того, чтоб оправдаться,
«А кто мой ближний?» - вопрошал.
«Раз некто, - молвил Царь небесный, -
Шел из столицы в Ерихон,
И с шайкой встретился безчестной
Здесь злых грабителей вдруг он.
Раздет, избит и окровавлен
До полусмерти путник был,
И на дороге он оставлен
Лежал лишенный чувств и сил.
Один священник той порою
Случайно той дорогой шел,
Но безучастною душою
Взглянув лишь, далее пошел.
Затем левит спешил куда-то
И то несчастье увидал,
Но, посмотревши лишь на брата,
Помочь ему не пожелал.
Самарянин же, проезжая,
Лишь человека увидал,
Так сострадание являя,
Ему пособье оказал:
Вино и масло он возливши,
Перевязал, как мог, всего,
И на ослицу посадивши,
Привез в гостиницу его,
Забот и здесь не прекращая
О незнакомце том больном,
А утром, в путь свой уезжая,
Просил гостинника о том
И два динария оставил
Ему в оплату всех хлопот.
«Коль ты, - при этом он прибавил, -
Издержишь больше на уход,
Отдам я все тебе тогда,
Как, даст Господь, вернусь сюда».
Разсказ окончив, Царь творенья
Того законника спросил:
«Желаю знать твое Я мненье,
Кто из троих тех ближний был
Тому лицу, что беззаконно
Избит разбойниками был?»
Законовед сказал смущенно:
«Кто милосердие явил».
Господь же молвил: «Так ступай,
Ему всемерно подражай».
На пути в одно селенье
Иисус зашел потом,
И был принят Царь творенья
Здесь одной женою в дом.
Марфа - так ей имя было -
Честь воздать Христу стремясь,
Угостить Его спешила,
Хлопоча и суетясь.
А сестра ея Мария
У Христовых села ног,
Речи слушала живыя,
Что вел с ней Спаситель Бог.
Но обидно Марфе стало
Быть у дел своих одной,
И Христу она сказала
Негодующей душой:
«Неужель Тебе нет дела,
Что мне сил нет от хлопот,
А сестра моя здесь села
И помочь мне не идет?
Повели же ей, Учитель,
Чтобы шла ко мне скорей».
Марфу выслушал Спаситель
И заметил кротко ей:
«Марфа, Марфа! Ты о многом
Принялася хлопотать,
Но ведь надобно пред Богом
Одного лишь нам искать.
Долю лучшую Мария
Избрала душой своей,
И дары ея святые
Не отнимутся от ней».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.