Ученикам затем Спаситель
Такую притчу предложил:
«В одно именье управитель
Домовладыкой послан был,
Но на него он донесенье
Такое после получил:
«Твое безсовестно именье
Разстратил он и расточил».
И господин тот возмущенный
К себе правителя позвал:
«Узнал я нрав твой беззаконный, -
Ему сурово он сказал, -
Ты управителем именья
Не можешь больше состоять,
И о своем ты управленье
Обязан мне отчет отдать».
И от хозяина угрюмо
Тот человек пошел домой,
Здесь, удрученный тяжкой думой,
Так разсуждал он сам с собой:
«Что делать мне? От управленья
Меня он хочет отрешить,
Чем добывать мне прокормленье
И как в такой нужде мне быть?
Копать уж землю не могу я,
Ходить с сумой - боюсь стыда.
Так вот как лучше поступлю я,
Все приютят меня тогда».
И должников тогда именья
К себе правитель пригласил,
Вступивши с ним в объясненье,
Он тайно с каждым говорил.
Один сказал: «Я господину
Сто батов масла должен дать»,
А он в расписке половину
Того велел лишь написать.
Другой же молвил: «Я сто кОров
Пшеницы должен возвратить».
И двадцать он без разговоров
Велел ему из них скостить.
Что ж господин того именья?
Он эту хитрость похвалил,
Ему понравилось уменье,
С каким себя тот оградил.
В своих делах народ безчестный
Бывает часто ведь мудрей,
Чем те, что к правде здесь небесной
Стремятся верою своей.
И вы при помощи мамоны
Друзей старайтесь обретать,
Чтоб взяли вас они в дни оны
В селеньях вечных обитать.
Кто верен в малом, и во многом
Тот верность также соблюдет,
Кто ж в малом грешен был пред Богом,
Грешить и в большем будет тот.
Когда ж в мамоне скоротечной
Здесь не далася честность вам,
Кто дар вам истинный и вечный
На небесах поверит там?
И как дадут вам там родное,
Коль расточили вы чужое?
Двум господам одновременно
Никто не может угодить,
Ведь вот что будет непременно
Тогда с слугой происходить:
Возненавидит он другого,
Когда полюбит одного,
Все будет делать для милого -
А для другого - ничего.
Нельзя мамоне вам служить
И в то же время Бога чтить.
Глаголам Господа внимая,
Их стала на смех поднимать,
Корыстолюбием страдая,
Вдруг фарисеев злая рать.
Но Он сказал им в обличенье:
«В людских вы праведны очах,
Но все ведь ваши помышленья
Известны Богу в небесах.
Его святое видит око
Всегда пророков ваших тьму,
И что в глазах людей высоко,
То мерзость гнусная Ему.
Пророков речи и ученье,
Что заповедал Моисей,
Имеют силу и значенье
До Иоанновских лишь дней,
От Иоанна начиная
Открыты к царствию пути,
И всяк, усилье прилагая,
В него теперь бы мог войти.
Но разорятся неба своды,
И мир обрушится земной,
А из закона Царь природы
Черты не вычеркнет одной.
Тот, кто с женою разведется,
Дабы жениться на другой,
К прелюбодеям он причтется
По правде Господа святой.
И с разведенной кто решится
Вступить в сношенья без стыда,
Как любодей да устрашится
Кары Господняго суда.
Человек жил однажды богатый,
Одевался в порфиру, в виссон,
Дорогия построив палаты,
Пировал в них блистательно он.
У ворот же его лежал нищий,-
Люди Лазарем звали его, -
Не имел он ни крова, ни пищи,
А богач не давал ничего,
От трапезы его даже крох
Получить тот бедняк не мог.
Сверх того, он был болен ужасно,
Весь был язвами злыми покрыт,
И был этот страдалец несчастный
Всеми брошен, отвержен, забыт,
Одни псы лишь его посещали
И с нарывов его гной лизали.
Но вот время свое наступило,
Этот нищий скончался, и он
К Аврааму небесною силой
Был на лоно тогда отнесен.
Умер также богач беззаконный,
И был пышен обряд похоронный.
В адской бездне в мученье жестоком
Усмотрел он вдруг оком своим,
В разстоянии, впрочем, далеком
Авраама и Лазаря с ним.
«Сжалься, отче, прошу, надо мною, -
Аврааму богач возопил, -
Скажи Лазарю, чтобы водою
Он конец хоть перста омочил,
И язык остудил мне прохладой,
Я горю в этом пламени весь».
Авраам же сказал ему: «Чадо!
Зачем ищешь ты радости здесь?
Ты успел уже там насладиться,
Но не видел там Лазарь отрад,
И он должен теперь веселиться,
А тебе остается лишь ад.
Да помимо того, между нами
Пропасть страшную Бог положил,
Между нашим и вашим краями
Все пути сообщенья закрыл».
«Так молю тебя, отче, скажи ты, -
Вновь богач Авраама просил, -
Чтобы Лазарь хотя именитый
Дом отца моего посетил.
У меня там пять братьев остались,
Пусть разскажет он им обо всем,
Чтоб та ж участь и им не досталась -
Быть палимыми этим огнем».
«У них есть Моисей и пророки, -
Авраам ему молвил тогда, -
Пусть, им внемля, оставят пороки,
И минует их эта беда».
Но сказал тот, надеясь на чудо:
«Пусть теперь они Бога не чтут,
Но как некто придет к ним отсюда,
Покаянье они принесут».
Авраам же сказал в изумленье:
«Кто не внемлют пророкам святым,
Не уверуют те в воскресенье,
Если мертвые явятся к ним».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.