Чтоб они не унывали,
Чтоб молитвой отгонял
Каждый тьму своей печали,
Притчу им Господь сказал:
«Был судья несправедливый
Как-то в городе одном,
Все попрал он, нечестивый,
В развращении своем.
Не боялся Провиденья,
Пред людьми не знал стыда,
Издевался без зазренья
Над святынею суда.
В том же городе вдовица
Беззащитная жила,
Только Божия десница
Ей опорою была.
Злые люди причиняли
Ей обиды, что ни день,
Оскорбляли, притесняли
Все, кому была не лень.
И судью молила слезно
Эта бедная вдова,
Чтоб суда он силой грозной
Оградил ея права.
Очень долго беззаконный
Ей правитель не внимал,
Но слезами утомленный,
Наконец в себе сказал:
«Хоть в душе моей жестокой
Правды свет совсем угас,
Но вдовице одинокой
Помогу на этот раз:
Эти вопли и моленья
Отравляют мне покой,
И нет больше мне терпенья
Слушать их несносный вой».
Так сказал судья безчестный,
Потерявший страх и стыд.
Так ужели Царь небесный
Тем суда не сотворит,
Кто к Нему возводят очи
С упованием святым,
Молят небо дни и ночи
Сердцем страждущим своим?
Долго терпит Он, но вскоре
Защитит сынов своих,
Горьких слез осушит море,
Прекратит страданья вмиг.
Но когда в края земные
Для суда Господь придет,
Много ль веры в дни те злые
Он в людских сердцах найдет?
Безумцев тех, что почитали
Себя за праведных людей,
Господь однажды вразумлял,
И чтоб они не презирали
Других по гордости своей,
Такую притчу им сказал:
«Раз с мытарем одновременно
Вошел в храм Божий фарисей
И, став в виду у всех надменно,
Молился так в душе своей:
«Я возношу Тебе хваленье,
О всемогущий Царь веков,
Что чту я все Твои веленья,
Что пред Тобой я не таков,
Как прочий люд грехолюбивый
Иль как безчестный мытарь тот.
Я срам блуда отверг брезгливо,
Презрел корысть, неправды гнет.
В неделю дважды я говею,
Постом смиряю плоть мою,
Своих доходов не жалею,
Все десятины с них даю».
А мытарь тот стоял далеко
И, помня гнусность прежних дел,
Моляся Богу, даже ока
Возвесть на небо не хотел,
Не докучал и словом лишним,
Но бил себя со скорбью в грудь,
Лишь так взывая пред Всевышним:
«О Боже! Милостив мне будь».
И перед правдою Господней
Тоска его души была
Всех жертв приятней и угодней,
Чем фарисеева хвала.
И всех, кто будет возноситься,
Господь унизит и смирит,
А кто душой пред ним смирится,
Тех славой вечною почтит.
Ученики не пустили
К Господу как-то детей,
Тех, что к Нему приносили
Люди по вере своей.
Строгое им замечанье,
Тех пригласивши детей,
Сделал Владыка созданья:
«Речи внимайте Моей,
Деток ко мне не мешайте
Несть неразумьем своим,
Царство небесное, знайте,
Дарует Бог таковым,
И кто не примут, как дети,
Света учений Моих,
Люди надменные эти
В царстве не будут святых».
К Иисусу начальник один приступил,
«Что мне делать, Учитель благий, - он спросил,
Дабы жизни мне вечной наследовать свет?»
И такой от Христа получил он ответ:
«Называешь благим ты Меня неуместно,
Благ один лишь Отец и Владыка небесный,
И ты знаешь святые Его повеленья:
Берегися убийства, разврата, хищенья,
На собратьев своих клеветать не дерзай
И родителей всею душой почитай».
«С самой юности это я все соблюдал», -
Иисусу начальник надменно сказал.
Он же, речь услыхавши того господина,
Отвечал: «Остается тебе лишь едино:
Должен ты распродать все свое достоянье,
Чтоб на небе богатство за то получить,
И со Мною ты должен отныне ходить».
То услышав, начальник душой заскорбел,
Ибо очень большое богатство имел.
И начальника скорбь увидавши немую,
Иисус речь повел в те минуты такую:
«О, как трудно имущим богатство земное,
Войти, - молвил Он, - в Божие царство святое,
Сквозь игольныя уши верблюду пройти
Легче, чем богачу в его славу войти».
«Кто же может спастися?» - сказали Ему.
Он заметил тогда вслух народу всему:
«То, что разум людской невозможным считает,
Легко Божия благость и мощь совершает».
Сказал Симон Спасителю тою порою:
«Вот оставивши все мы пошли за Тобою».
Молвил Он: «Тот, кто с дом родным и семьей
Разлучиться для царствия твердой душой,
Благ во много раз больше в век сей обретет
И получит жизнь вечно блаженную тот».
Потом учеников Иисус поучая,
Так сказал: «Вот пред нами столица святая,
И исполнится скоро все то надо Мною,
Что пророки писали былою порою:
Буду предан в Сионе язычникам Я,
Осмеют, оскорбят, оплюют здесь Меня,
Буду бит и убит Я по злобе людей,
Но чрез три дня воскресну Я силой Своей».
Но такого не понял никто поученья,
Скрыт остался для всех его смысл и значенье.
Когда к стенам Иерихона
Уже Спаситель подходил,
Сидя, слепец во время оно
Здесь подаяния просил.
Услышав шум толпы идущей,
«Что это значит?» - он спросил,
«Идет Целитель всемогущий», -
Народ слепому объяснил.
И верой в Господа живою
Объятый, начал он взывать:
«О, сын Давидов, надо мною
Яви Свою Ты благодать!»
Тогда иные иудеи
Его просили замолчать,
Но продолжал еще сильнее
Он то же Господу кричать.
Остановившись, Царь созданья
Позвать слепого приказал.
Когда ж, исполнив приказанье,
Тот пред Его очами стал,
Сказал ему Благословенный:
«Чего ты хочешь от Меня?»
А тот ответил дерзновенно:
«Прозренья лишь желаю я».
И молвил властно Царь творенья:
«Прозри и знай, что верой ты
Обрел чудесное спасенье
От неизбывной слепоты».
И нищий тот прозрел в мгновенье,
Пошел за Господом он вслед
И возносил Ему хваленье,
Что дал его очам Он свет.
Увидев чудо, и народ
Благославлял Царя щедрот.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.