Дни праздника Пасхи уже наступили,
А власти убить Иисуса искали,
Но только боялась их злобная рать,
Что может насилье народ взволновать.
Но тут, сатанинским поддавшись внушеньям,
Иуда явился вдруг к ним с предложеньем,
И начал свой замысл он им раскрывать,
Как Господа тайно им в руки предать.
И радости те перед ним не скрывали,
Дать денег охотно ему обещали,
И слово безумец начальникам дал,
К предательству случая только искал.
А в день, когда Пасху справлять начинают,
Священнаго агнца к столу закалают,
Петра с Иоанном Спаситель позвал,
Все нужное к Пасхе достать приказал.
«Ступайте вы в город, - сказал им Учитель, -
И вас у ворот его встретит служитель,
Кувшин на себе он с водою несет,
Идите за ним, и куда он войдет,
Скажите хозяину домовладенья:
«Учитель велел тебе дать помещенье,
Где мог совершить бы Он праздник святой».
И зал вам покажет тогда он большой,
Богатый и устланный всюду коврами».
Все с этими точно согласно словами
Апостолы в город отправясь, нашли,
Что нужно для праздника, все припасли.
С двенадцатью вместе в час обыкновенный
Спаситель возлег у трапезы священной.
«О, как пред страданьем, - тут Он им сказал, -
Вкусить с вами Пасхи Я этой желал,
Уж Мне ведь вкушать ее здесь не придется,
Лишь в царствии Божьем Мне то доведется».
Взяв чашу, затем Он хваленье воздал,
Подав, разделить ее всем приказал.
«А Мне уж не пить от плода винограда,
Пока не настанет Мне царства отрада», -
Заметил при этом Владыка Христос.
И, хлеб также взявши, хвалу Он вознес,
Потом, преломивши, апостолам дал.
«Хлеб этот есть тело Мое, - Он сказал, -
Для вашей Я жизни его отдаю,
Вкушайте ж всегда его в память Мою».
Когда же вечерю Он кончил святую,
То подал апостолам чашу другую,
Сказавши им: «Чаша священная эта
Есть кровь Моя новаго людям завета.
Но вот здесь коварный предатель со Мной
Теперь возлежит у трапезы одной.
Мой путь, как указано Богом, идет,
Но злая все ж участь предателя ждет».
И каждый другого тут стал вопрошать:
«Не ты ли Учителя хочешь предать?»
Был спор средь апостолов также излишний,
Кому из них власти даст больше Всевышний.
«Владыки земные людьми обладают,
Их как благодетелей все величают,
Средь вас же всяк старший будь как молодой,
И всякий начальник да будет слугой,
Я должен среди вас быть, как возлежащий,
Но вот Я пред вами здесь точно служащий,
Так Мне подражайте», - Господь им сказал.
Потом в ободрение так продолжал:
«Во всех вы напастях прибыли со Мною,
И славы великой Я вас удостою:
Вы сядете вместе со Мной и Отцом,
Чтоб пищу вкушать за единым столом,
На тронах вы будете все возседать
И верным народом Моим управлять».
Но вдруг здесь к Петру обратился Спаситель
И молвил со скорбью: «Вот злой искуситель
Намерен вас сеять, как зерна пшеницы,
Но Я испросил у Господней десницы,
Чтоб свет в тебе веры совсем не пропал,
Чтоб братьев, покаявшись, ты утверждал».
А Петр Ему молвил с гордыней слепой:
«Пойду я в темницу и на смерть с Тобой».
Но грустно на это Спаситель заметил:
«И песни своей не подаст еще петел,
Как ты от Меня отречешься трикратно».
Затем Он припомнил тот год благодатный,
Как Он посылал проповедовать их:
«Тогда вы запасов с собой никаких
В своих кошельках и мешках не имели,
И все ж недостатка ни в чем не терпели,
Теперь же пусть всяк запасется мешком
И если возможно, то даже мечом.
Исполниться должно словам ведь святым:
Христос был причислен к преступникам злым,
И что о Мне писано в годы былые,
Все должно свершиться во дни эти злые».
«У нас два ножа есть», - тут некто сказал.
«Довольно», - на это Господь отвечал.
Потом, как обычно, с семьей Своей он
Из города вышел к горе Елеон.
Прибывши на место, Владыка творенья
Сказал им: «Молитесь не впасть в искушенье».
А Сам, удалившись от них не на много,
Молил на коленах Всещедраго Бога:
«О, если бы, Отче Мой, чашу страстей
Пронес от Меня Ты десницей Своей,
Но, впрочем, да будет в том воля Твоя,
Пусть будешь Ты в этом судьей, а не Я».
И ангел небесный Ему вдруг предстал,
Дух силой нездешней Ему подкреплял.
И был Искупитель в великом боренье,
Но тем напряженней слал к Богу моленье,
Пот крупный на землю с лица Его лил,
На капли он крови густой походил.
Молитву окончив, к своим Он приходит,
Но спящими их от печали находит,
«Отбросьте, - сказал Он, - плотския влеченья,
Молитеся, чтобы не впасть в искушенье».
Но речи еще Он не кончил Своей,
Явился Иуда с толпою людей,
Он шел впереди всех, и как увидал,
Тотчас же лобзание Господу дал.
И молвил Спаситель: «Так вот чем - лобзаньем -
Меня отсылаешь ты к смертным страданьям».
Апостолы ж, видя насилье кругом,
Решили и сами ударить мечом,
И правое ухо рабу архирея
Отсек из них некто, собой не владея.
«Оставьте, довольно, - Христос возгласил
И ухо больное рабу исцелил.
Властям же, пришедшим с толпою тогда,
Сказал: «Как злодея пришли вы сюда
Схватить Меня силой с дрекольем, с мечами,
Но каждый ведь день Я у вас был во храме,
И взять не хотели Меня вы в тот раз,
Теперь же власть тьмы и насилия час».
Тут люд их Его к архирею повел,
И Петр за Ним робко поодаль все шел,
Костер разведя, у огня он разселся,
И он, вместе с ними присев, также грелся.
Всмотрелась в него здесь служанка одна,
«Он был с Иисусом», - сказала она.
«Не знаю Его я», - рабе он ответил.
Но скоро другой ему некто заметил:
«Наверное, с ними ты в обществе был».
«Нет, это неправда все», - Петр возразил.
Но вот еще времени час пролетело,
И третий тут начал доказывать смело:
«С Ним он непременно компанию водит,
Из стран Галилейских ведь он происходит».
Петр начал пред ним отрекаться, но вдруг
Запел на дворе громогласный петух,
Господь же взглянул на Петра в те мгновенья,
И вспомнил он тотчас его предреченье.
И, выйдя с двора архирейскаго вон,
Заплакал слезами обильными он.
А стражи, что Господа крепко держали,
С насмешками злыми Его оскорбляли,
Удары Ему по лицу наносили,
Закрыв Ему очи, потом говорили:
«Скажи нам, могучий и вещий Христос,
Кто это Тебе заушенье нанес?»
И много других позволяли хулений
Безумные люди Владыке творений.
А утром вся власть собралася, и Он
Тогда был в их суд для допроса введен.
«Скажи нам, Ты верно ль Христос», - на совете
Его вопрошали начальники эти.
«Когда на вопрос ваш отвечу Я вам,
Вы веры Моим не дадите словам,
А если с вопросом Я Сам обращуся,
Ответа, конечно, от вас не дождуся,
И суд все равно не отпустит Меня.
Одно лишь скажу вам, что с этого дня
Сидеть одесную Господней державы
Я буду», - ответил Господь величаво.
«Итак, Ты - Сын Божий?» - вновь суд допросил.
«Да, то несомненно», - Господь подтвердил.
«На что нам свидетели? - судьи сказали, -
Когда Его слово мы сами слыхали».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.