И синедрион их тотчас вместе с Ним
Пошел весь к Пилату с доносом таким:
«Он, как нам известно, народ возмущает
И кесарю дани платить запрещает,
Себя именуя Мессией царем».
Пилат допросил Иисуса, но в Нем
Вины никакой не нашел. Архиреи
Вновь стали Христа обвинять: «С Галилеи
Начавши, повсюду мутит Он народ».
Но о Галилее услышал лишь тот,
Так Господа к Ироду тотчас отправил,
Он праздника ради удел свой оставил
И прибыл со свитою в древний Сион.
Давно о Спасителе слышал уж он,
И рад был увидеть Его пред собою,
Надеялся также, что мощной рукою
И чудо Господь сотворит для него.
И долго разспрашивал Ирод Его,
Но не дал Господь никакого ответа.
И члены еврейскаго также совета
Здесь были, и злых не жалели речей,
И Ирод, озлобясь со свитой своей
И вняв клевете иудеев презренной,
Над Господом стал насмехаться надменно.
И душу насытивши гнусным деяньем,
Он светлым Христа облачил одеяньем,
И снова к Пилату Его отослал,
И другом с тех пор он правителю стал,
А прежде он в ссоре был с ним неприятной.
Пилат же, Христа получивши обратно,
К себе архиреев с народом позвал,
И так им о деле Христовом сказал:
«Ко мне человека того привели вы,
Как злого мятежника. Я справедливо
Пред вами изследовал дело Его,
Но злостного в Нем не нашел ничего.
Я к Ироду с вами Его посылал,
И он в Нем вины никакой не сыскал.
Итак, Я подвергну Его наказанью,
И выпустить тотчас отдам предписанье».
Пилат же обязан был им без того
В пасхальный день узника дать одного,
И вопль он услышал: «Варавву нам дай,
А этого смерти немедля предай».
Варавву ж держали тогда в заключенье
За смертоубийство во дни возмущенья.
Желая свободу Спасителю дать,
Пилат говорить стал с народом опять,
Но крик лишь услышал неистовый снова:
«Распри ты скорее мятежника злого!»
И в третий он раз над толпой возгласил:
«Какое же зло Иисус совершил,
Достойнаго смерти в Нем нет ничего,
Итак, наказав, отпущу я Его».
Но шумно толпа перед ним все кричала
И требовать казни Христу продолжала.
И крик архиреев и черни взял вверх,
Правителю душу в смущенье поверг,
И вот он разбойнику жизнь даровал,
Христа ж по их воле распять приказал.
Когда ж во спасение грешной земли
Солдаты Христа на распятье вели,
То им киренеянин Симон попался
Навстречу - он с поля домой возвращался,
И грубою силой они его взяли,
Нести ему крест за Христом приказали.
И праздный пошел за Спасителем люд,
Но были и женщины добрыя тут,
Что слезы о Нем проливали струями.
Но Он поучал их такими словами:
«Не плачьте, о жены, о доле Моей,
Себя пожалейте и ваших детей.
Дни скорби великой, Я знаю, настанут,
И матери так говорить тогда станут:
«Блаженны, чье чрево детей не рождало,
Чья грудь молоком никогда не питала,
Падите на нас, - тогда скажут горам, -
Покройте скорей нас, - воскликнут холмам.
Ведь если зеленое древо казнят,
То что же с растеньем сухим учинят?»
С Христом двух злодеев для казни вели,
Когда же на место распятья пришли,
Что Черепом люди тогда называли.
С злодеями вместе Его здесь распяли,
Повесивши справа из них одного,
Другого - налево, а Он своего
Отца умоляя, промолвил смиренно:
«Прости, Вседержитель, им грех дерзновенный,
Не знают безумцы того, что творят».
И жребий бросивши, стражей отряд
Одежды Христа разделил меж собою,
А зрители злобной смотрели душою,
Глумились и власти тут вместе с толпой:
«Других избавлял Он всесильной рукой,
Пусть также спасет и Себя Он чудесно,
Коль точно Христос Он, избранник небесный».
А воины уксус Христу подносили,
К глумлениям общим пристав, говорили:
«Спаси от креста Себя, Царь иудейский».
По-римски, по-эллински и по-еврейски
Написана надпись была над Христом:
«Народа еврейскаго был Он царем».
Один из повешенных с Господом рядом
Язвил Его также хуления ядом:
«Себя Ты Владыкой могучим зовешь,
Так что же ни нас, ни себя не спасешь?»
Другой же заметил товарищу строго:
«Ужель не боишься ты Господа Бога?
Ведь нас присудили с Ним к казни одной,
Хулить не пристало Его нам с тобой.
И нас покарали с тобой справедливо,
Зла много у нас на душе нечестивой,
А Он лишь святыню добра почитал».
Потом, обратившись к Христу, он сказал:
«Когда Ты Владыкою будешь вселенной,
Тогда о душе моей вспомни растленной».
«Сегодня же будешь в раю ты со Мной», -
Ответил ему Искупитель святой.
В шестом часу тьма над страною сгустилась
И вплоть до девятаго часа продлилась.
Завеса во храме раздралась в тот час,
Христос же, воздвигнувши к Господу глас,
Сказал Ему: «Отче! Тебе Я всецело
Свой дух поручаю». И тотчас же тело
Он смертное в эти мгновенья оставил
И сотник, увидев то, Бога прославил,
Сказавши: «Он истинно праведник был».
И люд тот, что праздной толпой приходил
Сюда, как на зрелище только простое,
В душе ощутил теперь чувство иное
И начал со скорбью он бить себя в грудь,
Обратно домой отправляя свой путь.
Остались вдали лишь Христовы друзья,
И в том числе женщин тех верных семья,
Что вместе пришли с Ним из стран Галилеи.
Был некто Иосиф из Аримафеи,
Член синедриона, но муж справедливый,
Он злобе его не сочувствовал лживой
И царствия Божия благ ожидал.
Просил он Пилата, и тот ему дал
Останки Христовы. Обвив плащаницей,
Внутрь каменной он положил их гробницы,
Никто еще не был положен туда.
Суббота уже приближалась тогда,
А женщины верные те наблюдали,
Как тело Христово во гроб полагали.
Доставши мастей по прибытьи домой,
Субботы хранить они стали покой.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.