Созвал двенадцать Он учеников
И дал им власть всех изгонять бесов,
Облек их также силой исцеленья,
И возвещать послал их Царь творенья
О царствии Божием среди людей,
Целя больных от всяких немощей.
Сказал при этом им Господь Всевышний:
«С собой в путь не берите вещи лишней,
Ни серебра, ни хлеба, ни мешков,
Ни двух хитонов даже, ни жезлов.
В какой вы дом зайдете, там живите,
И из него на проповедь ходите.
А если люди где не примут вас,
То, уходя от них, в тот самый час
И прах на них с ног ваших отрясите,
Об отлученье тем им объявите».
Пошли апостолы по деревням,
Благовествуя и врачуя там.
Как о делах Христовых услыхал,
Тогда в недоуменье Ирод впал:
Ему тех мненье сделалось известно,
Что это Иоанн возстал чудесно,
Дошли догадки также и других,
Что Илия воскрес, иль из святых
Пророков древних кто-нибудь явился.
И вот тетрарх раздумием томился:
«Главу Крестителю отсечь я приказал
Кто ж этот муж?» - в себе он так сказал
И сильно видеть Господа желал.
Ученики, вернувшись, возвестили
Учителю о всем, что совершили,
А Он в пустынный край с Собой их взял,
Близ Вифсаиды этот край лежал.
Но от народа Он не утаился,
Узнав, туда ж за Ним он устремился,
И Он, приняв их, царствию учил
И от недугов многих исцелил.
Но день уж к вечеру склоняться стал
И лик апостолов Ему сказал:
«Уж время прекратить Тебе ученье,
Дабы народ, в окрестные селенья
Пойдя, нашел ночлег и пищу там,
Ведь здесь, в пустыне, мы, Ты знаешь Сам».
«Самим вам должно дать им пропитанье», -
В ответ на то сказал им Царь созданья.
Они же молвили Ему: «Сейчас
Пять хлебов лишь, да пара рыб у нас,
Ужель нам этому народу прокормленье
Идти искать в соседния селенья?»
Одних мужей здесь было тысяч пять,
Благоволил Господь тогда сказать:
«Пусть по полсотни сядут все они рядами».
Исполнен был приказ учениками.
Тогда Господь те хлебы с рыбой взял,
На небо взор очей Своих поднял,
И, совершив Создателю моленье,
Обычное им сделал преломленье,
И отдал снедь апостолам за тем,
Дабы они ее раздали всем.
И все тогда вкушали без стесненья,
Причем остатков после насыщенья
Двенадцать было собрано корзин.
Молился раз Господь в уединеньи,
Апостолы лишь были тут,
И вдруг спросил их Царь творенья:
«Так за кого ж Меня все чтут?»
«Одни Крестителем считают,
Иной Ильей Тебя нарек,
И вообще мир полагает,
Что Ты - воскреснувший пророк», -
В ответ апостолы сказали.
А Он опять их вопрошал:
«Вы ж за кого Меня признали?»
И Петр за всех Ему сказал:
«Ты - Богом посланный Мессия».
Но строго им Господь велел,
Чтоб сонм их истины такия
Другим разсказывать не смел,
Причем сказал Он им открыто:
«Мне должно много пострадать,
Быть осуждену и убиту,
Но через три дня вновь возстать».
А всех Он так тогда учил:
«Пусть о себе самом забудет,
Кто хочет следовать за Мной,
На крест он пусть себя осудит,
Терпя все кроткою душой.
Кто в жизни благ себе желает,
Жизнь навсегда утратит тот,
Кто ж для Меня их потеряет,
Тот жизнь навеки обретет.
Пусть мир себе вы б покорили,
Чтоб было толку от того,
Когда б себя вы погубили,
Душе не сделав ничего?
Ведь кто, даря Мне лишь презренье,
Мое ученье отметет,
Того и Я, Господь творенья,
Отвергну в день великий тот,
Как прейдет этот мир лукавый
Со всею скверной дел своих,
И Я приду в сиянье славы
Отца и ангелов святых.
И близки дни уж те святые,
Его увидят уж иные
Из тех, что здесь со Мною вот».
Потом, как минуло дней восемь с тех пор,
Петра и сынов Зеведеевых взявши,
Молиться взошел на одну Он из гор.
Когда ж Он молился, пред Господом ставши,
Лицо Его приняло образ другой,
А ризы, белея, как молнья блистали,
И в славе явясь, Моисей с Илией,
Беседуя с Господом, вместе стояли,
Вели они речь о конце роковом,
Что должен в Сионе был с Ним совершиться.
Сыны ж Зеведеевы вместе с Петром
В сон тяжкий успели меж тем погрузиться.
Но вот пробудилася троица та
И славу Христа и пророков узрела.
А как отходить уж та стала чета,
То Петр вдруг промолвил Спасителю смело:
«О, как хорошо нам, Наставник, здесь быть!
Три кущи нам сделать дай здесь позволенье,
С пророками вместе Ты будешь в них жить».
Когда ж так сказал он в умоизступленьи,
Явился вдруг облак и их осенил,
И страх их постигнул непреодолимый,
А голос из облака вдруг возвестил:
«Ему повинуйтесь, Он - Сын Мой любимый».
Как этот апостолы слышали глас,
Один уж Христос в те остался мгновенья,
И тайну они сохранили в тот раз,
Другим не сказали в тот день о виденьи.
Господь большой толпою встречен был,
Как на другой Он день с горы сходил,
Из ней Ему вдруг некто громогласно
Сказал: «Мой сын единственный ужасно
Страдает, духом одержимый злым,
И вот что делает лукавый с ним:
Схватив, кричать его он заставляет,
Причем он, корчась, пену испускает,
И лишь измучивши в конец его,
Нечистый дух отходит от него.
Ученикам я показал больного,
Не удалось изгнать им беса злого,
Взгляни же Ты на сына моего».
И вслух Господь народа тут всего
Сказал: «О, род неверный, развращенный!
Доколь терпеть Мне нрав ваш беззаконный?
И долго ль быть Мне в вашей стороне?
Веди же сына твоего ко Мне».
Как подходил к Нему тот бесноватый,
Упал на землю бесом он объятый
И тотчас в корчах страшных биться стал.
Господь же бесу выйти приказал,
И исцелил Он отрока от муки,
Родителю его отдавши в руки.
И поразил всех дивный перст Творца,
Но как Христу дивились все сердца,
Ученикам Он так сказал в дни те:
«На то, прошу, вниманье обратите:
Сын Человеческий во власть людей
Имеет предан быть». Но смысл речей
Таких сокрыт от их был разуменья.
Спросить же Господа об их значеньи
Они боялись в эти дни.
Возникло в их умах однажды помышленье,
О том, кто выше должен быть из них.
Не утаилось то от Господа творенья,
Нашел дитя одно Он в этот миг,
И, взяв его, Господь с Собой поставил вместе,
И так учил апостолов в час тот:
«Кто для Меня, смирясь, воздаст таким дань чести,
Тот, знайте, Мне окажет тем почет.
А кто Меня своими станут чтить сердцами,
Пославшаго Меня те будут чтить,
И тот окажется всех больше между вами,
Кто о себе всех меньше станет мнить».
«Мы человека одного раз увидали,
Изгнал он беса силою Твоей святой,
Но мы ему то делать строго запрещали:
Ходить не хочет с нами вслед он за Тобой», -
Так Иоанн в то время Господу заметил.
«Прошу Я вас таким препятствий не чинить, -
Так Иисус тому апостолу ответил, -
Кто вам не враг, того, как друга, должно чтить».
Перед кончиной Своею святой
Твердо решил Он в столицу идти,
Вестников Он посылал пред Собою,
Как находился туда на пути.
И в самарянское они раз селенье
Господу отдых устроить пошли,
Но самаряне Владыку творенья
Нужным к себе принимать не сочли,
Грубо в приеме за то отказали,
Что Он в Сион шел со свитою Своей.
Как сыновья Зеведея узнали
О такой дерзости этих людей,
Тотчас же с просьбой к Христу приступили:
«Хочешь ли, Господи, огнь низведем, -
В негодовании они говорили, -
И по подобью пророка сотрем
С лика земного мы это селенье».
Но Он такое им дал наставленье:
«Все еще духа и смысла ученья
Вы моего не способны понять.
Душам людским Я пришел во спасенье,
А не за тем, чтобы их истреблять».
И Себе места искать для покоя
Кротко пошел Он в селенье другое.
Молвил в пути Ему муж неизвестный:
«Я готов всюду с Тобою ходить».
Но эту просьбу Учитель небесный
С строгостью мудрой решил отклонить:
«Располагает лисица норою,
В гнездышке птица, - сказал Он, - живет,
Сын Человеческий даже порою
Голову, где приклонить, не найдет».
Сам предложил Он впоследствьи другому:
«Должен теперь ты со Мною ходить», -
Он же Учителю молвил святому:
«Дай мне сначала отца схоронить».
«Мертвые, - молвил Владыка творенья, -
Пусть погребают своих мертвецов,
Ты же Мое проповедуй ученье
И готовь к жизни Господних сынов».
«Буду всегда я, Учитель, с Тобою, -
Третий Христу предложил наконец, -
Только позволь мне проститься с семьею».
Но ему строго ответил Творец:
«Кто свою руку на рало положит,
Но озирается с робостью вспять,
Тот почитаться способным не может
Царствию Божью людей поучать».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.