Притчами стал Он им тут говорить:
«Сад виноградный хозяин развел,
Крепкой оградой его он обвел,
Выкопал в нем подточилье, как надо,
Также и башню построил для сада.
Сад виноградарям сдал он в наем
И отлучился надолго потом.
Но когда время свое наступило
И получать плоды надо с них было,
Он к ним отправил раба своего,
Но те, схвативши, избили его
И отпустили с пустыми руками.
Он к ним другого послал теми днями,
Но оскорбили они и того,
Голову камнем пробив у него.
Третьяго к ним он отправил в то время,
Но его злое убило их племя.
Так и потом толпа делала их:
Била одних, убивала других.
Сын был один у того господина,
Крепко любил он единого сына,
И напоследок его он послал.
Так при том в сердце своем он сказал:
«Может быть, злобная эта дружина
Не обезчестит хозяйскаго сына».
Но как пришел он в родительский сад,
Те, увидавши его, говорят:
«Это наследник - убить его надо,
Будем тогда мы владельцами сада».
И умертвил его дикий их сонм,
Из виноградника выбросив вон.
Как же поступит хозяин именья
С ними, узнав о таком преступленье?
Строго воздаст он злодеям лютым,
А виноградник поручит другим.
И неужель вы сего не читали:
«Камень, который негодным признали
Зодчие злые в безумье своем,
Стал вдруг опорой, что держит весь дом,
Сделал Всевышний так волей своей,
И это дивно для наших очей».
Власти убить Иисуса старались,
Ибо тотчас же они догадались,
Что говорил Он в той притчи об них,
Но побоялись народа в тот миг.
И фарисеев к Нему подослали,
С иродианами, чтобы поймали
Господа на слове с хитростью злой,
И, приступив к Иисусу толпой,
Начали те говорить Ему льстиво:
«Всех ты, Наставник, нас учишь правдиво,
Лицеприятья презрев срамоту,
Истины любишь Ты лишь чистоту,
Так научи нас, сколь допустимо
Дани уплачивать Кесарю Рима,
Должно ль давать ему их, или нет?»
Дал Он на это такой им ответ:
«Вы уловить Меня только хотите,
Впрочем, динарий сюда принесите.
Как увидал ту монету Христос,
То предложил лицемерам вопрос:
«Чей это образ и чье надписанье?»
«Кесарев», - их отвечало собранье.
«Кесарю следует то возвращать,
Что от себя он велел вам послать,
Так же, как должно Царю мирозданья
Свято Его воздавать достоянье», -
Так им сказал Искупитель земли,
И, удивясь, от него те ушли.
Тут садукеев явилось собранье,
Тех, что умерших не верят в возстанье.
С речью они обратились такой:
«Нам Моисей заповедал святой:
Если бездетным мужчине случится
Жизнь свою кончить, то должен жениться
Брат на вдове его, чтобы он с ней
Прижил для брата родного детей.
Жило семь братьев былою порою,
Умер бездетным один, и с вдовою
Брак по закону другой заключил,
Умер бездетным и этот, вступил
Третий в сожитье с злосчастной вдовою,
И так все семеро с женщиной тою
В браки обязаны были вступить.
И нам желательно было бы знать,
Чьею супругою быть ей придется,
Как воскресение мертвых начнется,
Семеро было у ней ведь мужей».
В опровержение этих речей
Дал им такое Господь наставленье:
«Впали в глубокое вы заблужденье,
Смысла писаний святых не поняв,
Силы великой небес не поняв.
Те, кто из мертвых чудесно возстанут,
В браки вступать уже больше не станут,
Божиих ангелов лику они
Будут подобны в те светлые дни.
А что настанет умерших возстанье,
И Моисей дал на то указанье,
В книге его ведь Создатель миров
Богом Себя называет отцов,
Но Бог ужель мертвецов Повелитель,
Нет, Он живых всемогущий властитель».
Книжник один этот спор наблюдал,
И когда слово Христа услыхал,
В мудрости чуткой Его убедился
И сам с вопросом к Нему обратился:
«Что самым главным в законе считать,
Прежде всего потому соблюдать?»
Так ему молвил на это Спаситель:
«Бог нам един есть Господь и Властитель,
Так возлюби Его всею душой,
Всех человеческих сил полнотой,
Вот наивысшая заповедь Бога.
С ней заодно соблюдать должно строго
Заповедь эту: собратьев своих
Должно любить, как себя вам самих.
Выше всего два веления эти,
Нет ничего их важнее на свете».
Книжник на это Христу отвечал:
«Правильно Ты нам, Учитель, сказал,
Только Творец есть Господь безпредельный
И чтить душою Его безраздельной,
И как себя любить братьев своих,
Выше всех жертв и обрядов других».
Книжнику молвил Спаситель на это:
«Ты не далеко от истины света».
Больше никто уж Христа не дерзал
Спрашивать после. Тогда Он сказал,
В храме народ поучая в то время:
«Как говорит вам ученое племя,
Что сын Давида грядущий есть царь?
Сам ведь Давид говорил о Нем встарь:
«Молвил Господь моему Господину:
«Знай, Я Тебя никогда не покину,
Ты одесную Меня возседать
Будешь до дней, как безумную рать
Злых Я врагов сокрушу за безбожье
И обращу для Тебя их в подножье».
Если б Давид Христа сыном считал,
То б Господином Его не назвал».
И все внимали Христу с услажденьем,
Он же с таким обратился ученьем:
«Остерегайтеся книжных людей,
Тех, что кичатся длиною плащей
И сесть на первом стараются месте,
С жадностью ищут приветов и чести,
Долго молитвы для виду творят,
Чтоб лишь найти почитателей ряд,
Хитро вдовиц поедают именья,
Горшее ждет их за то осужденье».
Сел Он потом у казны храмовой
И наблюдал, когда тою порой
Деньги в нее посетители клали.
Видел Он, как богачи опускали
Денег помногу в Господню казну.
Также заметил вдову Он одну,
Что две лепты лишь от жизни убогой
В дар положила для Господа Бога.
Учеников Он тогда подозвал
И назиданье такое сказал:
«Более всех положила вдова та,
Только избыток народ клал богатый,
А она Господу все отдала,
Чем свою жизнь поддержать бы могла».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.