Чрез два дня Пасхи в Иудее
Был должен праздник наступить,
А в это время архиреи
Искали Господа убить.
Но на совете положили
Его лишь хитростию взять,
Притом не в праздник, говорили,
Дабы народ не взволновать.
А Сам Господь благословенный
В те дни в Вифании гостил,
Его там Симон прокаженный
В свой дом радушно пригласил.
И вот как с прочими гостями
Он возлежал однажды тут,
То с драгоценными духами
Одна из женщин взяв сосуд,
Ему на голову возлила
Благоухание мастей,
Но ропот грубый возбудила
Она в сердцах иных гостей:
«К чему такая трата, - стали
Они жену ту укорять. -
За масть монет бы триста дали,
И нужно б нищим их отдать».
«Оставьте женщину в покое, -
Сказал Господь в защиту ей. -
Она мне дело не плохое
Рукою сделала своей.
Люд неимущий пред очами
Всегда находится у вас,
А Я недолго буду с вами,
Уж приближается мой час.
И то, что ей по силам было,
Свершила добрая жена,
На погребенье поспешила
Плоть умастить Мою она.
Поверьте Мне, что где ни станут
Мое ученье возвещать,
Там и об ней всегда помянут
И будут честь ей воздавать».
Искариот же раздраженный
Тут к архиреям поспешил.
Предать их власти беззаконной
Христа безумец предложил.
И с удовольствьем предложенье
Иуды принял их кагал
И денег дать по исполненье
Ему охотно обещал.
И с этих пор он стал искать,
Как Иисуса им предать.
В тот день, как агнца закалали,
Чтоб праздник Пасхи совершать,
Ученики Христу сказали:
«Где Пасху будем мы вкушать?»
Тогда Он в город посылает
Из них избранников двоих,
И, отправляя, наставляет
Он так посланников своих:
«Вот с кувшином воды вас встретит
Один слуга, Я знаю, там,
И как ваш глаз его заметит,
За ним идите по пятам.
Войдет он в дом, туда идите
И вы с ним смелою стопой,
И так хозяину скажите:
«Вот, что сказал Учитель твой:
«Где совершить с учениками
Сегодня праздник Мне святой?»
И зал вам, устланный коврами,
Он даст готовый и большой».
И исполняя неизменно
Все указания Христа,
Что нужно к вечере священной,
Та приготовила чета.
В тот дом вечернею порою
Пришел с двенадцатью Он Сам
И за трапезою святою
Вдруг говорит ученикам:
«Ядущий хлеб со Мною вместе
Один из вас предатель Мой».
Ученики при этой вести
Всей возмутилися душой,
Все опечалились и стали
Христа тревожно вопрошать:
«Кто ж это, Господи? Не я ли?»
Но повторил лишь Он опять:
«Да, кто со Мною здесь вкушает
Теперь из блюда одного,
Предать в то ж время замышляет
Христа и друга своего.
Путь Человеческого Сына
Господней волей предрешен,
Но все же злая ждет судьбина
Того, кем будет предан Он.
И лучше было б не являться
Ему совсем на этот свет,
Чем темной бездне подвергаться
Невыразимых мук и бед».
Потом, взяв хлеб, благодаренье
Вознес Создателю Господь,
И, подавая для вкушенья,
Сказал: «Сей хлеб Моя есть плоть».
И чашу взяв, обыкновенно
Творцу хваленье Он воздал,
Когда ж из чаши той священной
Вкусили все, Он продолжал:
«То кровь есть новаго завета,
Что ради многих из людей,
Дабы ввести их в царство света,
Я волей жертвую своей.
В последний раз уже вкушаю
Я виноградный этот плод,
Вина уж нового Я чаю,
Что в царстве Божием нас ждет».
На Елеонскую все гору,
Воспевши песнь, они пошли,
И поучал их в эту пору
Владыка неба и земли:
«Для вашей веры испытанье
В ночь эту тяжкое грозит,
Дабы исполнилось писанье,
Что предрекая то гласит:
«Все овцы стада разбежатся,
Как взят тот будет, кто их пас».
Но, как воскресну, дожидаться
Я в Галилеи буду вас».
Тут Петр заметил, возражая:
«Верна Тебе душа моя,
Пусть все, неверием страдая,
Тебя покинут, но не я!»
Но строго Царь веков ответил
На горделивыя мечты:
«Не пропоет два раза петел,
Как трижды этой ночью ты
Уж отречешься от Меня,
От рук врагов себя храня».
Презрев Его предупрежденье,
Петр молвил с гордостью слепой:
«Не допущу я отреченья,
Я умереть готов с Тобой!»
Вслед за Петром и остальные
Те ж речи молвили пустыя.
Как в Гефсиманию прибыли,
Господь апостолам сказал,
Чтоб здесь они все вместе были,
А Сам Отцу молиться стал.
И, пригласивши Иоанна
Петра, Иакова с собой,
Скорбить Он начал несказанно,
Подавлен страхом и тоской.
«Я скорбью весь объят лютою, -
Сказал Он тем ученикам, -
Так посидите здесь со Мною»,
И отойдя немного, там,
Припав к земле, о том молился
Творцу и Господу всего,
Чтоб, если можно, удалился
Час муки смертной от Него:
«Авва, Отче!
Возможно все перед Тобою,
Власть необъятна ведь Твоя,
Так пронеси Своей рукою
Ты эту чашу от Меня.
Но как Тебе угодно делай,
Не как хочу Я, но как Ты,
Я отдаюсь душой всецелой
Тебе, отвергнув, все мечты».
Моленье кончивши, приходит
Он посмотреть Своих друзей,
И что же? Спящими находит
Он их в час горести Своей.
И молвил тут Петру Владыка:
«Ты спишь среди таких тревог!
Как в скорби ты со Мной великой
И часа бодрствовать не мог?
Молитесь, чтобы искушенья
Не привели к беде вас злой,
И силой духа все влеченья
Смиряйте плоти немощной».
И, преподавши назиданье,
Пошел молиться Он опять,
И волей Отчей послушанье
Там снова начал изъявлять.
А помолившись, Он вторично
К ученикам пойти решил,
Но сон объял их необычный
И крепко очи их смежил.
И что сказать они не знали,
Как упрекал Он их за сон.
Приходит в третий раз, все спали
Его друзья, но молвил Он:
«Сон отложите неуместный,
Час наступил Моим скорбям,
Сын человеческий безчестно
Уж предается злым врагам.
Вставайте ж все, пойдем отсюда,
Уж близок он, предатель Мой».
Едва Он кончил, как Иуда
Пришел с громадною толпой.
Все были с кольями, мечами
Сюда отправлены властями.
Искариот же указанье
Такое дал своим друзьям:
«Тот самый Он, кому лобзанье
На место я, пришедши, дам,
И вы тотчас Его схватите
И с осторожностью ведите».
И знак условный подавая,
К Христу Иуда подбежал,
И светлый лик Его лобзая,
«Равви, Равви», - Ему сказал.
Враги же тотчас приступили
И крепко Господа схватили.
Тут некто, меч с собой имея,
Его извлекши из ножен,
Раба ударил архирея,
Но повредил лишь ухо он.
Господь же кроткими устами
Сказал насильникам тогда:
«Вы как разбойника с мечами
Пришли схватить Меня сюда,
Но что ж не брали Меня вы,
Как всякий день Я в храме был
И наставлял вас вере правой
И правде Божией учил».
Все сделал так Господь созданья,
Дабы писания сбылись.
Ученики тут, обещания
Забывши, бегству предались.
Но некий юноша, одетый
В льняной лишь плащ, шел за Христом,
Его заметили в толпе той,
Хотели взять, но он, плащом
Своим пожертвовав, бежал,
Хоть наг совсем в то время стал.
Христос же был толпою тою
К архиерею приведен,
Куда собрался той порою
Уже весь их синедрион.
Идя поодаль вслед за Другом,
И Петр проникнул внутрь двора,
И к архирейским севши слугам,
Стал с ними греться у костра.
Архиреи же старались
Свидетельств ложных подыскать,
Того всей силой добивались,
Чтоб смети Господа предать.
Но тщетны были их старанья,
Являлось много к ним лжецов,
Но слабы все их показанья
Казались даже для врагов.
Хоть те в числе их выступали,
Кто слово Господа слыхали:
«Я разорю храм рукотворный,
Но через три дня новый храм
Своей десницей животворной
Для человечества создам».
Сам архирей, среди собранья
Тут вставши, Господу сказал:
«Что ж Ты упорное молчанье
Хранишь?» Господь же все молчал.
Тогда сказал Ему он снова:
«Прошу, ответь нам на вопрос,
Ты ль Сын Создателя святого,
Его избранник Царь-Христос?»
«Да, Я, - Он рек, - и одесную
Я силы буду возседать,
И срок придет - в юдоль земную
На облаках приду опять».
Тот, разорвавши одеянья,
Сказал собранию судей:
«На что еще нам показанья,
Зачем свидетельства людей?
Его мы слышали хуленья,
Чему за них повинен Он?
И на смерть злую осужденье
Христу изрек синедрион.
Плевать на Господа тут стали
Одни из них, другие бить.
Лицо иные закрывали,
Дабы удары наносить
И задавать потом вопрос:
«Скажи нам, кто удар нанес?»
Христа и слуги не щадили,
Что этой ночью были там:
Жестоко палками избили
Его в угоду господам.
А Петр внизу был со слугами,
И вот пришла раба одна,
Всмотрелась зоркими глазами
И говорит ему она:
«Ты был с пророком галилейским»,
Но он, отрекшись, молвил ей
Пред всем народом архирейским:
«Мне странна ложь твоих речей».
Тут петуха раздалось пенье,
А Петр к воротам поспешил.
Раба ж сказала: «Нет сомненья,
Что в их сообществе он был».
Отрекся Петр, но чрез минуты
Он слышит приговор такой:
«Наверно, близок был к Нему ты,
Ведь галилейский говор твой».
Но стал он клясться и божиться,
И всех безумно уверял,
Что и не думал с ним водиться,
Что он совсем Его не знал.
Но в это самое мгновенье
Петух вторично прокричал,
И вдруг он вспомнил предреченье,
И тотчас горько плакать стал.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.