Как только утро наступило,
Совет собрался их опять,
И власть Спасителя решила
Связав, к Пилату отослать.
«Скажи, Ты - царь ли иудеев? -
Правитель Господа спросил, -
Такой донос от архиреев
Твоих сейчас я получил».
«Я, верно, Царь», - сказал Спаситель.
Синедрион же продолжал
Его винить, тогда правитель
Христу молчавшему сказал:
«Что ж Ты на эти показанья
Не отвечаешь им?» Но Он
Хранил по-прежнему молчанье,
И был правитель изумлен.
Но ради праздника святого
Он из тюрьмы освобождал
Того из узников, кого
Народ сам выпустить желал.
Варавва некто в заключенье
Тогда с своею шайкой был,
Он с ней во время возмущенья
Смертоубийство совершил.
Уж пред Пилатом чернь кричала,
Прося настойчиво того,
Что во все годы получала
Она обычно от него.
И вышел он к толпе народной
И, предлагая, говорил:
«Коль это было б вам угодно,
Я вам Христа бы отпустил».
Была правителю известна
Архиереев клевета,
Разстроить замысл их безчестный
Хотел он, чтоб спасти Христа.
Но безразсудному народу
Синедрион уже внушил,
Чтоб у правителя свободу
Он для Вараввы испросил.
«Что ж делать мне с Христом?» - народ
Правитель мнения спросил.
«Да распят будет!» - от их сброда
В ответ себе он получил.
«Не сделал зла он никакого», -
Народ правитель вразумлял,
Но крик неистовый лишь снова
«Да распят будет!» услыхал.
И вот толпе он той в угоду,
Дабы ея не раздражать,
Решил Варавве дать свободу,
Христа же бить, потом распять.
И собрался для поруганья
Над ним весь воинов отряд,
Совлек с Христа он одеянья,
Надел пурпуровый наряд.
Венец терновый возложили
Ему на голову потом
И те приветствия говорили,
Что возглашают пред царем.
В лице плевали, тростью били
По голове со смехом злым
И поклонения творили,
Пав на колени перед Ним.
И, прекративши поруганье,
С него тот пурпур совлекли,
Его надели одеянья
И на распятье повлекли.
И повстречался некто Симон
Отряду воинов в пути,
И силой был захвачен им он,
Чтоб крест Спасителя нести.
Пришли на место, называли
Его Голгофой, здесь Христу
Вино со смирной предлагали,
Но не хотел пить смесь Он ту.
Был третий час, и пригвоздили
Царя создания всего,
И, жребий бросив, разделили
Тут одеяния Его.
И надпись над крестом прибили
С обозначением вины,
И письмена те так гласили:
«Царь иудейской Он страны».
С Христом злодеев двух распяли,
Повесив справа одного,
Другого - слева, точно знали
Слова писания сего:
«И был к злодеям Он причтен».
Мимо идущие хулили
Христа, кивая головой,
«Ведь Ты, - глумяся, говорили, -
Хотел разрушить храм святой
И в третий день воздвигнуть новый.
Что ж со креста Ты не сойдешь?»
Здесь были и враги Христовы
И, как толпа, глумились тож:
«Спасал других людей Он много,
Так что ж себя-то не спасет?
И если Он - Христос, Сын Бога.
Так пусть с креста теперь сойдет,
И стали б веровать в Него,
Мы как в Мессию своего», -
Так говорили архиреи
Друг другу около креста.
Глумились так же и злодеи
Вблизи висевшего Христа.
Был час шестой, и над страною
Вдруг повсеместно тьма легла,
Она покрыта этой тьмою
До девяти часов была.
В девятый час Господь распятый
Вдруг громогласно возопил:
«О, Боже Мой! Что от Меня Ты
В час скорби тяжкой отступил?»
Но не поняв Господня слова,
Иные думали, что Он
Зовет к Себе Илью святого.
А некто, слыша этот стон,
Бежит, поспешно насыщает
Всю губку уксусом и пить
Устам Христовым предлагает,
Сказав: «Постойте, может быть,
Снять Илия Его придет».
Но Он воскликнул вновь устами
И предал Господу Свой дух,
И сверху до низу во храме
Разорвалась завеса вдруг.
А сотник, видя те мгновенья,
Как Он предсмертный вопль издал,
Не мог сокрыть благоговенья
И окружающим сказал:
«Сын Божий истинно Он был!»
И женщин сонм Его кончину
Издалека мог наблюдать.
Из этих женщин Магдалину
Во-первых должно указать,
Была здесь также Соломия,
И мать Иакова Мария.
Как жил Спаситель в Галилее,
Они, служа, ходили с Ним,
Пришли и в страны Иудеи,
С Ним восходя в Ерусалим.
Был поздний вечер, и еврейской
Субботы отдых близок был,
Иосиф, муж аримафейский,
Тогда к Пилату поспешил.
Он чтил Учителя Святого
И чаял царствия Христова.
Муж был он знатный и богатый,
В синедрионе состоял,
И смело он, войдя в палаты,
Очам правителя предстал,
И дать ему для погребенья
Христово тело попросил,
Но тот заметил в удивленье:
«Ужель Он дух уж испустил?»
Позвал тут сотника правитель
И как из слов его узнал,
Что кончил жизнь уже Спаситель,
Так труп просителю отдал.
Купил Иосиф плащаницу
И ею прах святой обвил,
И, положив его в гробницу,
Тяжелый камень привалил.
И мать Иакова Мария
И Магдалина были тут,
Смотрели обе, где святые
Останки Господа кладут.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.