Вошел в синагогу Он снова
В субботу, а тою порой
В ней был человек нездоровый,
Рукой не владел он одной.
Противники Господа ждали,
Что вот спасет мужа Христос,
Улик они жадно искали,
Чтоб сделать начальству донос.
Но вызвал Спаситель больного
И стать посреди приказал,
Врагов же лукавых сурово
И грозно вдруг спрашивать стал:
«Что в праздники должно святые,
По вашему мненью, творить?
Деянья благия иль злыя?
Собратьев спасать иль губить?»
Хранили враги те молчанье,
И с гневом Господь посмотрел
На злобное это собранье,
И вместе душой воскорбел
О пагубном их развращенье,
И тотчас больному сказал:
«Простри свою руку». В мгновенье
Простер он ту руку, и стал
Владеть ей вполне, как другою.
Враги же оставили дом
И с иродианской толпою
Пошли совещаться о том,
Как Господа им погубить.
Он с учениками Своими
На берег уходит морской,
Народ устремился за ними
Туда же громадной толпой.
Одни из краев Галилеи
И из Иудеи пришли,
Другие - из стран Идумеи
И заиорданской земли.
Из Тира сюда и Сидона
Народа толпа собралась,
И в этот уж край отдаленный
О Господе весть донеслась.
И отдал Господь повеленье
Судно наготове держать,
Дабы избежать угнетенья,
Что стали толпы причинять:
Дал многим Господь исцеленье,
Недужный народ потому
Стремился, ища облегченья,
Чтоб лишь прикоснуться к Нему.
И бесы пред Ним упадали,
Едва увидав Его лик,
«Сын Божий – Ты!» - духи кричали
При этом, но демонов крик
Зловредным Господь почитал
И строго его запрещал
Взойдя на одну Он вершину,
Избрал, кого Сам пожелал,
Избранников этих дружину
К Себе Он на гору позвал.
Двенадцать их было, с Собою
Спаситель им быть приказал,
На проповедь только порою
Он их от Себя посылал,
Дав власть им бесов изгонять
И всякий недуг исцелять.
В числе тех двенадцати Симон
Во-первых был, имя Петра
Ему дал Учитель небесный.
Сыны Зеведея потом,
Иаков - один назывался,
Другой - Иоанном, Христос
Им Воанергес дал прозванье,
А значит то - «Грома сыны».
Причислил Господь к ним Андрея,
Филиппа, Матфея, Фому,
Фаддея и Варфоломея,
Иакова, сына Алфея
И Симона, что Кананита
Носил у народа прозванье,
И Искариота Иуду,
Что Господа предал потом.
Был с ними Он в доме, и снова
Народ собираться к ним стал,
Покоя нигде никакого
Он им во дни те не давал,
И некогда было им даже
Нередко и пищу вкушать.
Родные Христовы тогда же
Пришли, чтоб с собой Его взять,
Им об Иисусе сказали,
Что в разуме Он поврежден,
А книжники распространяли,
Что князя бесовского Он
Имеет, и силою злою
Смиряет нечистую рать.
Призвавши врагов тех, такою
Он речью их стал поучать:
«Как может нечистая сила
Себя самое изгонять?
Своих она раз невзлюбила,
Как царству ея устоять?
Коль царство в себе разделится,
К концу оно близко тогда,
И скоро тот дом разорится,
Где злая начнется вражда.
И всякий, кто вещи захочет
У сильного мужа отнять,
Сначала о том пусть хлопочет,
Чтоб этого мужа связать,
Тогда лишь к нему он войдет
И вещи его все возьмет.
Все людям простятся хуленья,
Кто ж Духа Святого хулит -
Не будет тому отпущенья,
Он вечной каре подлежит».
Спаситель сказал это слово
На речь нечестивую их,
Что духа имеет Он злого.
И вот ко Христу в этот миг
И матерь, и братья прибыли,
Снаружи стоя у дверей,
Они чрез других попросили,
Чтоб вышел Господь к ним скорей.
А те Иисусу сказали:
«Стоят там родные твои».
Но вот, что в ответ услыхали:
«Кто Матерь и братья мои?»
Обвел тут народ Он очами,
Что тою порой поучал,
Потом на вопрос Свой словами
Такими пред ним отвечал:
«Вот кто Мои люди родные:
Кто будет всегда соблюдать
Мои наставленья святыя,
Тот брат, и сестра Мне, и мать».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.