Громадными как-то толпами явился
Народ к Иисусу в теченье тех дней,
И с словом Он к ученикам обратился:
«Жалею, - сказал Он, - Я этих людей:
Три дня уж они пребывают со Мною,
А пищи они не имеют с собой.
Народ не могу Я спокойной душою
Отправить не евши отсюда домой.
Пришли издалека из них ведь иные,
Путь дальний их может совсем истомить».
Апостолы, речи услышав такия,
Дерзнули Учителю так возразить:
«Откуда взять хлеба в пустыне безлюдной,
Чтоб этот насытить безчисленный люд?»
«А сколько, - сказал им Учитель их чудный, -
Имеется хлебов сейчас у них тут?»
«Семь», - те отвечали. И дал повеленье
На землю возлечь Он всем этим толпам,
Над хлебами Вышнему воздал хваленье,
Потом, преломивши их, ученикам
Он отдал, чтоб людям они их раздали,
И начали всем их они раздавать.
Немного и рыбок тогда отыскали,
И их, помолившись, велел Он раздать.
Когда ж все насытились пищей чудесной,
Кусков было собрано семь коробов,
А всех возлежавших, как стало известно,
Четыре здесь тысячи было голов.
Как только Спаситель с народом простился,
Он с учениками своими отплыл
В края Далмануфы, и как здесь явился,
То встречен толпой фарисеев Он был.
И в спор с ним жестокий вступив, они стали
Лукаво вопросы Ему предлагать,
И с просьбою дерзкой к Нему приставали
Им знаменье с неба от Господа дать.
Вздохнувши глубоко, сказал Он сурово:
«Зачем себе ищет род этот чудес?
Поверьте Мне, чуда не даст никакого
Развратному роду Владыка небес».
И спешно оставил Спаситель толпу ту,
Обратно отплыв от ней в ту же минуту.
Взять в тот раз апостолы хлебов с собою
Забыли, и хлеб был один лишь у них.
Господь же их стал вразумлять той порою:
«Смотрите, страшитесь заквасок дурных
И Ирода, и фарисеев собранья».
У них же возник тогда помысл такой:
«Он это дает потому приказанье,
Что не взяли хлебов мы в лодку с собой».
Сказал Он, узнав помышленья такия:
«Зачем эти мысли о хлебе у вас?
Что вещи понять не хотите простыя?
Ужель вы так тупы еще и сейчас?
Имеете очи, имеете уши,
А зренья и слуха у вас еще нет.
Как ваши беспамятны грубыя души
Легко забывают чудес моих свет!
Скажите Мне, сколько корзин вы набрали,
Когда я пять тысяч людей напитал?»
«Двенадцать», - апостолы робко сказали.
«А как четырем Я тем тысячам дал,
Питанье, то сколько кусков там осталось?»
Сказали они Ему: «Семь коробов».
«Куда ж у вас разум и память девалась?» -
Тогда упрекнул их Создатель веков.
Пришли в Вифсаиду, Владыку творенья
Просили слепцу здесь коснуться к очам.
Господь его вывел тогда из селенья
И плюнул на очи ослепшия там,
И руки потом на слепца возложивши:
«Что видишь ты, - молвил, - теперь пред собой?»
Ответил недужный, свой взор устремивши:
«Народ, как деревья, идет предо мной».
Вновь руки Господь возложил на слепого,
И видеть все ясно очами он стал.
Домой отсылая, Спаситель сурово
Прозревшему мужу при этом сказал:
«Не должен в селение ты заходить
И об исцеленье своем говорить».
Направился с учениками своими
К Филипповой раз Кесарии Христос,
И вот на пути Он, беседуя с ними,
Такой предложил им однажды вопрос:
«Кем люди, скажите, Меня почитают?»
Ответ они дали на это такой:
«Одни Иоанном тебя величают,
Признал Илиею пророком иной,
А кто за пророка другого считает».
«А мнение ваше о Мне каково?»
Тогда Искупитель их вновь вопрошает
«Христос - Ты», - Петр молвил на слово Его.
Но им запретил Повелитель творенья
Об этом в народе пока разглашать,
И стал поучать Он их в эти мгновенья,
Что надобно много Ему пострадать,
Что будет отвергнуть Он властью безчестной
И даже убит ея лживым судом,
Но что Он воскреснет чрез три дня чудесно,
И Он говорил не стесняясь о том.
Отвел Его в сторону Симон немного
И резко на то возражать Ему стал,
Но, к ученикам обернувшись, Он строго
Ему перед ними на это сказал:
«Уйди от Меня, Искуситель лукавый,
Ты ищешь людской, а не Божией славы.
Толпы подозвавши, Спаситель в то время,
Учил их: «Кто следовать хочет за Мной,
Пусть тот от Себя отречется, и бремя
Креста да несет терпеливой душой.
Тот, кто свою душу спасти пожелает,
Погубит ее безразсудством своим,
А кто ее ради Меня потеряет,
Спасет ее к радостям вечно-живым.
Пусть мир весь себе человек покорил бы,
Что было бы пользы ему от того,
Когда свою душу безумец сгубил бы,
Не сделав для жизни ея ничего?
Ужель какой выкуп он может представить,
Чтоб душу избавить от гибели злой?
Кто в пренебреженье дерзнет ведь оставить
Меня и учение, данное Мной,
Презреньем и Я тех в то время покрою,
Когда Я на землю во славе Отца
Явлюся с небесною силой святою
И царствовать буду все дни без конца».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.