Как кончил Господь наставленья
Двенадцати ученикам,
Пошел возвещать Он ученье
В то время по всем городам.
Услышал Креститель в темнице
О всем, что Христос совершал
Своею всесильной десницей;
Двух учеников он послал
Тогда ко Христу, вопрошая:
«Ты ль Тот, кому должно придти,
Иль сила имеет другая
Людей и всю землю спасти?»
«Подите, скажите пророку, -
Сказал Господь этим послам, -
Что видеть здесь вашему оку
И слышать пришлося ушам:
Чудесно слепцы прозревают,
Проказы отходит недуг,
Хромые ходить начинают,
Глухим возвращается слух,
Умершим дается возстанье
И бедный ликует народ,
И счастлив, кто, бросив шатанье,
Во Мне утвердившись, живет».
Когда те послы удалились,
Учить стал Спаситель народ:
«Зачем вы в пустыню стремились?
Тростник ли смотреть, что у вод
Колышется тамо ветрами?
Иль мужа того увидать,
Что мягкими любит плащами,
Изнежась, себя облекать?
В пустыне безлюдной и строгой
Не будет такой обитать,
Он царского жаждет чертога,
Чтоб там пред другими блистать.
Кого ж ваше видело око?
Пророка небесных высот?
Да, верно! И больше пророка;
Он, знайте, посланник есть тот,
О коем то сказано слово:
«Пошлю Я посла пред Тобой,
Чтоб было Тебе все готово»;
И верен глагол мой святой:
Еще не являлось такого
В рожденных женами, как он,
И все ж сыном царства Христова
Он будет легко превзойден;
От дней Иоанна широко
Открыта ведь к царствию дверь,
И все его силой глубокой
Любви восхищают теперь.
Креститель Илья есть великий,
Котораго в мир сей послать
Небес обещал вам Владыка,
Прошу Я вас это понять.
Кому ж уподобить род злобный
Мне этих неверных людей?
Не малым ли детям подобны
Они, что среди площадей
Сидят и товарищей кличут
И так им с досадою хнычут:
«Играли мы вам на свирели,
А вы не плясали в тот раз,
Плачевныя песни мы пели,
А вы не грустили для нас».
Явился к ним постник великий,
Что пищи почти не вкушал,
И стан их безумный и дикий
Его бесноватым назвал.
Является тот перед ними,
Кто пищу вкушает и пьет,
Поносит словами такими
Его развращенный их род:
«Он похотью низко страдает,
Ест много, а также и пьет,
К Себе мытарей приближает
И прочий подобный им сброд»;
Но мудрость не может сокрыться,
Сынами ея она чтится.
Тогда Повелитель созданья
Стал те укорять города,
В которых чудесных деяний
Всех больше явил Он тогда:
«О, ты Вифсаиды развратный
И злой Хоразина народ!
Ведь если б свой свет благодатный
В Сидоне и Тире в век тот
Явил Я, то их населенье,
Давно бы уж траур надев,
К Царю обратилось творенья,
Дабы утомить Его гнев,
И будет им легче в день судный,
Чем вашей стране безразсудной.
О, Капернаум беззаконный!
Вознесся ты к небу главой,
Но к пропасти скоро бездонной
Ты с выси низвергнешься той;
Когда б ведь в Содоме такая
Чудес дана бездна была,
До сих пор страна эта злая
Осталась бы, знаю, цела,
И строже наказан Творцом
Ты будешь, чем даже Содом».
К Отцу Иисус в те мгновенья
С такой обратился хвалой:
«Тебе воздаю Я хваленье,
Миров Повелитель святой,
Ты тайн Своего провиденья
Знать не дал умам мудрецов,
Но светом его разумленья
Сердца озарил простецов,
Так было угодно, Владыко,
Твоей благостыне великой!
Все предал Отец Мне небесный,
Но люди не знают, кто Я,
Отцу одному лишь известны
Вся слава и сила Моя;
И Отчей не ведает славы
Никто, кроме Сына Его,
Да тех лишь, кому Я ум правый
Познать дам Его божество.
Приди же ко Мне угнетенный
Грехом и печалью земной,
Душе Я твоей удрученной
Пошлю неизменный покой;
Покорной душою несите
Вы иго учений Моих,
Пример с Моей жизни берите,
Я сердцем беззлобен и тих;
И дар неземного покоя,
Тогда душа ваша найдет,
Легко Мое иго святое,
И бремя Мое не гнетет».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.