И фарисеи приступили
Здесь с саддукеями к Нему
И с неба знаменья просили
Дать по неверью своему.
«Настанет ведро, небо красно», -
Под вечер род ваш говорит.
А утром: «Будет день ненастный,
Багров и мрачен неба вид»;
Умеет род ваш лицемерный
Явленья неба разбирать,
Так как поры он безпримерной
Примет не может увидать?
Ждет чуда род ваш развращенный,
Не дам чудес Я никаких,
Вам, кроме знаменья Ионы», -
Так на слова врагов своих
Тогда ответил Царь творенья,
И в то ж оставил их мгновенье.
Ученики ж Его с собою
Забыли в тот раз хлеба взять,
И начал этою порою
Их так Спаситель поучать:
«Прошу закваски фарисейской
Я вас всемерно избегать,
А вместе с ней и саддукейской»;
Они же стали помышлять:
«За тем сказал Он это слово,
Что хлеба мы забыли взять»;
Узнав их мысли, Он сурово
За то их начал укорять:
«Что вы душою маловерной
О хлебах мыслите своих?
Как память ваша о безмерной
Не помнит силе рук Моих?
Ужели вы уж позабыли
Число наполненных корзин,
Когда пять хлебов накормили
Пять тысяч вдоволь там мужчин?
Когда ж семь хлебов напитали
Четыре тысячи голов,
То сколько там тогда набрали
С кусками хлеба коробов?
Как не могли вы догадаться
Что не о хлебе Я сказал,
Когда дрожжей остерегаться
Я вас людей тех поучал?»
Лишь после этого внушенья
Постигнуть разум их успел,
Что под закваскою ученье
Врагов Своих Он разумел.
В краях Кесарии Филипповой был
Господь раз, и учеников там спросил:
«Скажите, кем люди меня почитают?»
«Одни Иоанном Тебя величают,
Иной Илией, Еремией другой,
И все полагают, что Муж Ты святой», -
Так ученики Иисусу сказали;
«А вы Меня кем, - продолжал Он, - признали?»
И Симон ответил Ему на вопрос:
«Ты Сын всемогущего Бога, Христос».
Господь же сказал ему слово такое:
«Блаженство ты Симон обрел неземное,
Не разум открыл тебе это людской,
Но сущий на небе Отец Мой святой».
И вот тебе, Симон, Я ныне открою:
«Ты - камень, на коем Я церковь устрою,
И адския силы не сдвинут ея.
Дам царства Христова ключи Тебе Я,
И что запретишь ты, и Бог запретит,
А что разрешишь, то и Он разрешит».
Но ученикам запретил тут Спаситель
Другим говорить, что Он есть Искупитель.
С тех пор Он апостолов начал учить,
Что должен Он скоро в столицу отбыть,
Что будет отвергнут Он тамо властями
И много постраждет от них теми днями,
Что будет Он даже тогда умерщвлен,
Но что через три дня воскреснет там Он.
Но Петр, отозвав Его в эти мгновенья,
Осмелился сделать на то возраженье:
«Бог милостив, Он не допустит того».
Но так обратясь, укорял Он его:
«Уйди от Меня, искуситель лукавый,
Что речью Меня соблазняешь неправой?
Не неба ты ищешь святой высоты,
Но мира земного пустой суеты».
А прочим такое Он дал назиданье:
«Тот должен себя совершенно забыть
И бремя креста на себя возложить,
И всяк, кто жалеть и блюсти себя будет,
Себя на погибель тот злую осудит;
Кто ж жизнь потеряет за имя Мое,
Навек тот спасет, несомненно, ее.
Пусть мир весь себе человек приобрел бы,
Какой от того он прибыток нашел бы,
Когда свою душу бы он погубил,
В страстях и пороках ей жить допустил,
Ужель какой выкуп он может представить,
Чтоб душу от гибели в день тот избавить,
Как Сын человеческий в славе придет
С безплотною силой с небесных высот,
За тем, чтобы суд произвесть над вселенной
И всем по делам их воздать непременно;
И Я уверяю, что есть тут иные,
Что смерти не вкусят еще, как Мессия
Являть свое славное царство начнет».



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.