И речь в обличение Он их пороков
Такую тогда разсудил произнесть:
«Дерзнули на кафедру древних пророков
Теперь фарисеи и книжники сесть,
Итак, их речей презирать не дерзайте,
Храните все то, что они говорят,
Но их поведенья и дел избегайте,
Своих они сами ведь слов не творят,
Громоздкия ноши они собирают
И их возлагают на плечи других,
А сами к ним даже перстом не желают
Коснуться, чтоб сдвинуть лишь с места хоть их;
И все напоказ они совершают,
Дабы на них очи смотрели людей,
Размер филактерий своих расширяют
И делают кисти у платьев длинней,
Садиться на первом стараются месте
Они на пирах и собраньях людских,
На улице ищут привета и чести,
Чтоб все называли «учителем» их.
Но вы не зоветесь учителями,
Да будет Христос вам учитель один,
И не именуйтеся так же отцами,
Отец ваш – там, в высях небесных вершин;
Вы ж братьями будьте друг другу смиренно,
И кто в вас всех больше, да будет слугой,
Унижен ведь будет гордец непременно,
Возвысится тот, кто смирится душой.
Но горе вам, книжников род лицемерный,
Закрыли вы к царствию Божью пути,
И сам не вошел в него люд ваш неверный,
И ищущим истины не дал войти.
Творите вы долго для виду моленья,
Вдовиц поедая дома без стыда,
И горшее ждет вас за то осужденье
В час тяжкий возмездья Господня суда.
Придется за то еще, книжники, горе
И вам, фарисеи, тогда перенесть,
Что сушу обходите всю вы и море,
Чтоб хоть одного прозелита обресть;
Когда же найдете, то сыном геенны
Творите его вы еще хуже вас.
О, горе вам, род фарисеев надменный,
И вам также, книжники, в судный тот час,
Даете охотно вы тем разрешенье,
Кто Храмом Господнем поклясться дерзнут,
Но тем изрекаете вы осужденье,
Кто золотом храма лишь клятву дадут;
Безумцы слепые! Скажите, почто вы
Храм ставите ниже, чем злато его?
Иль так поучаете, знаю, еще вы:
«Кто жертвенник в клятве призвал – ничего,
А кто своей жертвой поклялся святою -
Тот должен за клятву свою отвечать»
Ужель не поймете вы мыслью слепою,
Что жертвенник выше жертв должно считать?
Кто жертвенник в клятве своей призывает,
Клянется он также и тем, что на нем,
И храмом кто Божиим клясться дерзает,
Клянется он Тем, Кто во храме святом;
И небо кто в клятвах своих призывает,
Клянется престолом божественным тот,
А также и Тем, Кто на нем возседает
И в высях небесных над всеми живет.
Ждет горе за то вас, о род лицемерный,
Что сущность презревши велений Творца –
Любовь, справедливость, нрав честный и верный –
Хотите вы тем успокоить сердца,
Что с тмина, аниса и мяты спешите
В срок все десятины свои отдавать;
О, вы, фарисеи слепые! Поймите,
Что должно то прежде всего соблюдать,
Хотя забывать и об этом не надо,
Стараетесь тщательно вы комара отцеждать,
И в те же мгновенья верблюда громаду,
Слепцы, не стесняетесь вы поглощать!
Постигнет вас также за то осужденье,
Что внешность вы чистите чаш или блюд,
Внутри ж они полны неправд и хищенья,
Что души коварныя ваши куют,
Очистите внутренность чаши сначала,
Чтоб чистой она и совне пребывала.
Гробницам окрашенным все вы подобны,
Красива, приятна их внешность для глаз,
Внутри ж они полны все гнилости гробной,
То ж самое должно сказать и о вас:
Святыми считает людское вас око,
Но полны внутри вы страстей и порока.
Гробницы вы строите древним пророкам,
Стараетесь тщательно их украшать.
«Не стали б участвовать в деле жестоком
Убийства пророков святых принимать,
Когда бы мы жили во время былое,
Как наши отцы проливали кровь их», -
Так вы говорите, гробницы те строя,
И так выдаете себя вы самих,
Что вы сыновья тех злодеев свирепых,
Что кровь проливали Господних рабов;
Нет! Вы не избегните дел их нелепых,
Дополните меру своих вы отцов;
О, злые! Ехидны лютой порожденье!
Геенны как можете вы избежать?
Вот дам Я пророкам и мудрым веленье
Ученье святое Мое возвещать,
Но будете гнать вы всех их безпощадно,
В своих синагогах безжалостно бить,
Убьете иных и распнете злорадно,
Чтоб кровью невинной себя осквернить,
Так чтобы вся кровь на вас пала святая,
Какую безумно людской род пролил,
От Авеля крови святой начиная
И кровью кончая Захарьи, что был
Убит в самом храме былою порою.
Да взыщется кровь с вас Господней рукою!
Иерусалим безраздельный, мятежный,
Запятнанный кровью пророков святых!
Как часто хотел Я с любовию нежной,
Собрать к Себе чад непокорных твоих!
Чтоб взять их под сень Своей мощной десницы
И так их укрыть, защитить и согреть,
Как это птенцам своим делают птицы,
Но ты все призывы решился презреть.
Вот дом ваш пустым оставляю теперь Я,
И ты не увидишь Меня до тех дней,
Когда Мне воскликнешь, оставив неверье:
«Будь благословен Ты, Владыка царей,
Спасти всех во имя Господне, Грядущий!»



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.