Кончив все эти Господь поученья,
Ученикам объявил в заключенье:
«Пасха настанет чрез эти два дня,
И предадут на распятье Меня».
Тою порою Его лиходеи,
Власти, законники, архиереи –
Все собрались к Каиафе во двор
На беззаконный с ним вместе собор.
И ненавистники злобные эти
Так на своем порешили совете:
Хитростью Господа как-нибудь взять
И как мятежника смерти предать.
«Только не в праздник, - прибавил их сход, -
Чтоб возмущенья не сделал народ».
Сам же Спаситель в дни их совещанья
Был со своими друзьями в Вифаньи;
Симон тогда прокаженный в свой дом
Господа принял в селении том.
Женщина вдруг здесь к Нему приступила,
Миром главу дорогим умастила.
Стали апостолы негодовать,
Эту затрату пустой называть:
«Дали б за масть тебе денег немало,
Много б ты нищих на них пропитала».
Эти укоры Господь услыхал
И, защищая жену ту, сказал:
«Женщину эту оставьте в покое,
Дело она совершила благое,
Нищих всегда вы найдете с собой,
Мне же не век быть в юдоли земной,
Сделавши это она умащенье,
Тело готовит мое к погребенью.
Истинно, истинно слово Мое:
Все племена будут славить ее,
Всяк ея доброе дело помянет,
Где лишь евангелье ведомо станет».
Искариот же Иуда в день тот
К архиереям лукавым идет,
И изменить здесь решается Другу,
Платы лишь просит себе за услугу.
И предназначил Иуде совет
Тридцать серебряных выдать монет;
С этого времени стал он искать
Случая, чтоб Иисуса предать.
Пасха настала своей чередою,
В первый день праздника с просьбой такою
Ученики ко Христу подошли:
«Где нам есть пасху с Тобой, повели».
«В город, - сказал он им, - к другу идите,
И от Меня ему вот что скажите:
Время настало кончины Моей,
Праздновать Пасху в палате твоей
Вместе намерен Я с учениками».
И вразумленные семи словами,
В город пошли они смелой стопой,
Все приготовили к Пасхе святой.
В пору вечернюю Благословенный
С ними возлег у трапезы священной,
И за трапезою с словом таким
К ученикам обратился Своим:
«Должен я вам эту правду сказать,
Некто из вас меня хочет предать.
Спрашивать все у Спасителя стали:
«Господи, кто ж тот злодей? Уж не я ли?»
Он же вновь слово Свое подтвердил,
Гнусное дело яснее раскрыл:
«В чашу со Мной опускающий руку -
Вот кто готовит Мне смертную муку,
Должен Мессия идти тем путем,
Как предсказали пророки о Нем,
Все же тому весьма горько придется,
Чьею рукою Христос предается,
Лучше б ему не являться на свет».
Искариот же заметил в ответ:
«Кто ж тот предатель несчастный? Не я ли?
«Верно твои уста это сказали», -
Тихо на это промолвил Христос.
Хлеб потом взявши, хвалу Он вознес,
И, совершивши над ним преломленье,
Ученикам его дал для вкушенья.
Слово при этом сказавши такое:
«Хлеб этот есть мое тело святое».
Взявши и чашу, хвалу Он воздал
И, возлежащим давая, сказал:
«Пейте все, чаша священная эта
Кровь она нового вам есть завета,
Что для спасения многих людей
Я изливаю по воле Моей;
Мне уж не пить от плода винограда,
Ждет не такая Меня уж отрада,
В царстве Отца предстоит Мне она,
Новаго там приобщусь Я вина».
Песни воспевши, уж в позднюю пору
На Елеонскую вышли все гору,
И, направляясь, Он к той стороне,
Молвил: «Вы все соблазнитесь о Мне
В ночь эту; сбыться пророчеству надо:
Тотчас же овцы разсеются стада,
Пастырю их лишь удар нанесут»;
Но в утешенье прибавил Он тут:
«Как Я чудесно из гроба возстану,
Так ожидать в Галилее вас стану».
Симон же Петр возражать Ему стал,
Господу смело и гордо сказал:
«Если б и все соблазнились, к примеру,
Я сохраню в Тебя, Господи, веру»;
Молвил на это Создатель веков:
«Пенья не будет еще петухов,
Как от Меня из боязни позорной
Ты отречешься три раза упорно»;
«Не отрекусь от Тебя никогда,
Смертная хоть бы грозила беда», -
Петр отвечал, а за ним и другие
Эти слова повторили пустыя.
Но вот семья их к селенью прибыла,
Что Гефсимании имя носила;
Здесь в одном месте велел Он им быть,
Сам же молитву пошел совершить,
Взявши Петра и сынов Заведея,
Он заскорбел в те мгновенья сильнее:
«Весь Я смертельной подавлен тоской,
Сядьте же здесь и побудьте со Мной».
Молвил Он и, отойдя не намного
Крепко молил Вседержителя Бога,
Пал Он в то время на землю лицом,
Так изливая печаль пред Отцом:
«Отче Мой! Если за род сей безбожный
Чашу страданий не пить Мне возможно,
То да пройдет она мимо Меня,
Впрочем, да будет в том воля Твоя».
К ученикам, помолясь, Он приходит,
Спящими их, к сожаленью, находит;
Молвил Петру тут Спаситель земли:
«Часа со Мной вы побыть не могли,
Бодрствуйте, чтобы не впасть в искушенье,
И побеждайте плотския влеченья
Силою духа в молитве святой», -
Так наставлял Он их тою порой;
Снова потом Он пошел на моленье,
Вновь пред Отцом изъявляя смиренье:
«Если нельзя Мне той чаши не пить,
То Я готов Твоей воле служить».
Ученики же вновь сну предавались
От утомленья глаза их смежались,
И, не желая будить их, Христос
В третий раз Богу моленье вознес.
Сон их потом прекратив неуместный,
Так им сказал Повелитель небесный:
«Все еще сон не проходит у вас,
Время настало, приблизился час,
Сын человеческий грешникам в руки
Уж предается на смертные муки,
Встаньте скорее, пойдемте со Мной».
Речи Своей не окончил Создатель,
Как появился на месте предатель
С вооруженной толпою людей
От архиреев и прочих властей.
Дал им Иуда примету такую:
«Тот Он, кого я, придя, поцелую».
Вот почему он к Христу приступил
И, лобызая, приветом почтил.
Он же заметил Иуде на это:
«Разве пришел ты сюда для привета?»
Люди же сразу Христа окружили,
Крепко руками своими схватили.
Некто из бывших тогда со Христом
Вздумал от них защищаться мечом,
Быстро его из ножен вынимает
Ухо рабу одному отсекает;
Меч ему спрятать Господь приказал
И в вразумлении так поучал:
«Те, кто начнут защищаться мечами,
Все от мечей же погибнут и сами;
Разве б Отца умолить Я не мог,
Чтоб Он в напасти Мне этой помог?
Сына б любимого Он не оставил,
Ангелов много б в защиту представил,
Больше б двенадцати их легионов послал,
Но ведь исполниться должно тому, что сказал
Лик вам пророков в писаньях священных».
Тут на врагов Он взглянувши презренных,
Молвил, спокойствие духа храня:
«Как на разбойника вы на Меня
Вышли с дрекольем своим и мечами,
С вами сидел Я, уча вас во храме
Целые дни, и не взяли Меня вы».
Вышло все так от Господней державы,
Чтобы писанья пророков сбылись.
Что же апостолы? Все поддались
Страху они и постыдно бежали,
Те же, кто Господа силою взяли,
В дом Каиафы привели,
Где собрались уж все власти земли.
Петр же, поодаль идя за толпою,
Следом за ней хоть и робкой стопою
Даже во двор Каиафы проник.
С слугами стал здесь Христов ученик,
Нетерпеливо конца ожидая.
Власти же, дело Христа разбирая,
Ложных свидетельств, старались найти,
К смертной чтоб казни Христа подвести.
Много свидетелей уж выступало,
Весу все было в их розказнях мало,
Но наконец появилися два,
Что сообщили Христовы слова:
«Я разорил бы храм Бога святого,
Но через дня воздвигнул бы снова».
Сам архирей тут с седалища встал
И, ко Христу обратившись, сказал:
«Что ж, подсудимый, хранишь Ты молчанье,
Не отвечаешь на их показанья?»
Но Иисус все молчанье хранил,
Громко тогда архирей возгласил:
«Именем Бога ответь на вопрос,
Ты ли избранник Господень Христос?»
Молвил торжественно вдруг Он на это:
«Что от Меня ты так ищешь ответа?
Слышится он уж в вопросе твоем,
Да, Я – Христос, и отныне во всем
Блеске явлюсь Я величья и славы
Я одесную Господней державы
Буду сидеть, и приду в облаках,
Чтоб и в земных воцариться краях».
Тот же, свои разорвав одеянья,
Членам враждебного молвил собранья:
«Нужно ли больше свидетелей нам,
Если хулы изрыгает Он Сам?»
И отобрал у судей он их мненья,
Господу те изрекли осужденье.
Вынесли смертный Ему приговор,
Стал издеваться над Ним их собор:
В очи плевали и палками били,
Нагло удары в лицо наносили,
С смехом при том задавая вопрос:
«Кто тебя бил прореки нам, Христос?»
Петр же сидел все в компании слуг,
И вот раба говорит ему вдруг:
«Ты с Иисусом ведь был галилейским».
Он пред всем людом сказал архирейским:
«Даже и речь мне твоя не понятна».
После беседы такой неприятной
Петр, испугавшись, пошел к воротам,
Но повстречался с привратницей там.
Та, увидав, говорит иудеям:
«Он с Иисусом ходил назореем».
Петр же, отрекшись, на это сказал:
«Я человека того и не знал».
Но вот минуты еще пробежали,
Многие уж говорить тогда стали:
«Близок ты был непременно к Нему,
Видно по говору то твоему»;
Клятвами всякими стал он божиться,
Что и не думал с Христом он водиться,
Но громогласно запел тут петух,
И предречение вспомнил он вдруг,
И со двора Каиафы поспешно,
Выйдя, заплакал, скорбя безутешно.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.