На водах вавилонских с тоскою немой
Мы сидели, и слез обливались струей,
Вспоминая Сион, звонких песен не пели,
Арфы грустно на ивах прибрежных висели.
А пленители гордые тою порой
Наших песен просили жестокой душой,
Вынуждали от нас их священные звуки,
Не взирая на наши сердечные муки.
Но как в горьком плененьи и чуждом краю
Твои, Боже, я песни святые спою?
Неужель я о милой забуду отчизне,
О Сионе святом, моем счастьи и жизни?
Нет, забудет о мне пусть десница твоя,
Если я позабуду родные края,
Пусть к гортани язык мой, Сионе, пристанет
Если сердце мое тебя помнить не станет.
Если выше всего я тебя не почту
И святыни твоей разлюблю красоту.
О, вы злые и грубые дети Эдома!
Бог припомнит вам гибель Господняго дома,
Как со смехом кричали вы, радуясь ей:
«Разоряй, разоряй до последних камней»!
Знай и ты, кровожадная дочь Вавилона,
Не простит тебе Бог разоренья Сиона,
Но как ты безпощадна во гневе была,
Так и Он истребит твое племя до тла.



Copyright © Пробатов Василий. Подготовка текстов: Быков В.В.