1
После этого сын Давида Амно́н влюбился в красавицу Фама́рь, сестру Авессало́ма, сына Давида.
2
Амно́н так страдал по своей сестре Фама́ри, что заболел. Она была девственницей, и ему казалось трудным что-нибудь с ней сделать.
3
У Амно́на был друг по имени Ионада́в, сын Ши́мы, брата Давида. Это был очень умный человек.
4
Он спросил его: «Почему ты, царский сын, каждое утро такой печальный, не расскажешь?» Амно́н ответил ему: «Я влюблён в Фама́рь, сестру моего брата Авессало́ма».
5
Ионада́в сказал ему: «А ты ложись в постель и притворись больным. И когда твой отец придёт тебя навестить, скажи ему: „Пусть придёт моя сестра Фама́рь и даст мне хлеба, потому что я болен. Она приготовит при мне хлеб утешения, чтобы я видел, и я поем из её рук“».
6
Амно́н лёг и притворился больным. Когда царь пришёл навестить его, Амно́н сказал ему: «Прошу тебя, пусть придёт моя сестра Фама́рь и испечёт при мне пару лепёшек в форме сердца, чтобы я поел хлеба из её рук, потому что я болен».
7
Давид послал к Фама́ри в дом, чтобы ей сказали: «Пойди, пожалуйста, в дом к твоему брату Амно́ну и приготовь ему хлеб утешения».
8
Фама́рь пошла в дом к своему брату Амно́ну, который тогда лежал в постели. Взяв муки, она замесила тесто, сделала при нём лепёшки в форме сердца и приготовила их.
9
Потом она взяла глубокую сковороду и выложила перед ним лепёшки, но Амно́н не стал есть и сказал: «Пусть все выйдут отсюда!» — и все вышли.
10
Амно́н сказал Фама́ри: «Отнеси хлеб утешения во внутреннюю комнату, чтобы я поел из твоих рук, потому что я болен». Фама́рь взяла лепёшки в форме сердца, которые она сделала, и отнесла их своему брату Амно́ну во внутреннюю комнату.
11
Когда она подошла к нему, чтобы дать ему есть, он схватил её и сказал: «Иди ко мне, моя сестра, ложись со мной».
12
Но она сказала ему: «Нет, мой брат! Не бесчести меня. Так не делается в Израиле. Не делай этого безумия.
13
Куда я пойду со своим позором? Да и тебя в Израиле будут считать безрассудным. Пожалуйста, поговори с царём. Он не откажется выдать меня за тебя».
14
Но он не послушался её голоса и, взяв её силой, лёг с ней и обесчестил её.
15
После этого Амно́н возненавидел её сильной ненавистью. И ненависть, какой он её возненавидел, была сильнее любви, какой он её любил. Поэтому Амно́н сказал ей: «Вставай, убирайся отсюда!»
16
Она сказала: «Нет, мой брат! Прогнать меня — это ещё большее зло, чем то, что ты со мной уже сделал». Но он не стал её слушать.
17
Позвав юношу, который ему прислуживал, он велел: «Выпроводи эту отсюда и запри за ней дверь».
18
(А на ней было полосатое платье,— именно такую безрукавную одежду носили царские дочери-девственницы.) Слуга вывел её и запер за ней дверь.
19
Тогда Фама́рь посы́пала голову пеплом, разорвала на себе полосатое платье и, схватившись руками за голову, пошла прочь. Она шла и рыдала.
20
Её брат Авессало́м сказал ей: «Это твой брат Амно́н был с тобой? Вот что, сестра, молчи. Он твой брат. И пусть твоё сердце не переживает о случившемся». И Фама́рь стала жить в уединении в доме своего брата Авессало́ма.
21
Царь Давид, услышав обо всём этом, сильно разгневался.
22
Авессало́м же не говорил Амно́ну ни плохого, ни хорошего, потому что возненавидел Амно́на за то, что он обесчестил его сестру Фама́рь.
23
Спустя два года Авессало́м стриг овец в Ваа́л-Гацо́ре, что возле Ефре́ма, и позвал к себе всех царских сыновей.
24
Авессало́м пришёл к царю и сказал: «Как ты знаешь, твой слуга стрижёт овец. Пусть царь и его слуги пойдут с твоим слугой».
25
Но царь ответил Авессало́му: «Нет, мой сын! Не стоит идти нам всем, чтобы не быть тебе в тягость». И хотя тот упрашивал его, он отказался, но дал своё благословение.
26
Тогда Авессало́м сказал: «Если ты не пойдёшь, то пусть с нами пойдёт мой брат Амно́н». Царь возразил: «Зачем ему идти с тобой?»
27
Но Авессало́м упросил его, и он отпустил с ним Амно́на и всех царских сыновей.
28
Авессало́м велел своим слугам: «Смотрите: когда сердце Амно́на развеселится от вина и я скажу вам: „Поразите Амно́на!“ — тогда убейте его. Не бойтесь. Ведь это я отдал вам приказ. Будьте смелы и мужественны».
29
И слуги Авессало́ма поступили с Амно́ном так, как приказал Авессало́м. Увидев это, все сыновья царя тут же поднялись, вскочили на мулов и ускакали.
30
Когда они были ещё в пути, до Давида дошёл слух: «Авессало́м убил всех царских сыновей, ни одного не осталось в живых».
31
Услышав об этом, царь встал, разорвал на себе одежду и лёг на землю. И все его слуги разорвали на себе одежду и стояли возле него.
32
Но Ионада́в, сын Ши́мы, брата Давида, сказал: «Пусть мой господин не думает, что убили всех юношей, всех царских сыновей. Умер только Амно́н. Это было сделано по приказу Авессало́ма. Он замышлял это с того дня, как Амно́н обесчестил его сестру Фама́рь.
33
Пусть сердце моего господина царя не тревожится из-за слухов, будто умерли все царские сыновья, потому что умер только Амно́н».
34
Между тем Авессало́м бежал. Спустя какое-то время юноша, стоявший в дозоре, поднял глаза и увидел, как по дороге, что позади него, по склону холма спускается множество людей.
35
Узнав об этом, Ионада́в сказал царю: «Вот видишь, вернулись царские сыновья. Всё произошло именно так, как говорил твой слуга».
36
Когда он это сказал, вошли сыновья царя. Они громко заплакали, и царь со всеми слугами тоже заплакал великим плачем.
37
Авессало́м же убежал к Фалма́ю, сыну Аммиу́да, царю Гессу́ра. А Давид все дни скорбел о своём сыне.
38
Убежав в Гессу́р, Авессало́м оставался там три года.
39
В конце концов царь Давид утешился после смерти Амно́на, и его душа стала тосковать по Авессало́му.



Copyright © 2008 Watch Tower Bible and Tract Society of Pennsylvania. All rights reserved.