1
Царь и Ама́н пришли на пир к царице Эсфи́ри.
2
И в этот второй день пира, когда пили вино, царь снова спросил у Эсфи́ри: «Какое у тебя прошение, царица Эсфи́рь? Да будет тебе дано. И какая у тебя просьба? Даже если попросишь до половины царства, твоя просьба будет исполнена!»
3
Царица Эсфи́рь ответила: «Если я обрела благосклонность в твоих глазах, царь, и если царю угодно, то пусть по моему прошению мне будет дарована моя душа и по моей просьбе — мой народ.
4
Ведь мы, я и мой народ, проданы на уничтожение, гибель и истребление. Если бы нас продали, чтобы сделать рабами и служанками, я молчала бы. Но этого несчастья нельзя допустить, потому что это причинит ущерб и царю».
5
Тогда царь Ахашверо́ш спросил у царицы Эсфи́ри: «Кто это? Где тот, кто осмелился так поступить?»
6
Эсфи́рь ответила: «Противник и враг — этот злой Ама́н». И Ама́н задрожал от страха перед царём и царицей.
7
В ярости царь встал и посреди пира вышел в дворцовый сад. А Ама́н, видя, что царь определил ему злую участь, встал, чтобы просить царицу Эсфи́рь о своей душе.
8
Когда царь вернулся из дворцового сада в дом, где проходил пир и пили вино, то увидел Ама́на, припавшего к ложу, на котором была Эсфи́рь. Царь сказал: «Неужели ещё и царица будет изнасилована, когда я в доме?» Как только царь сказал это, Ама́ну накрыли лицо.
9
Харбо́на, один из царских придворных, сказал: «У дома Ама́на стоит столб высотой в пятьдесят локтей. Этот столб Ама́н приготовил для Мардохе́я, говорившего доброе о царе». Царь сказал: «Повесьте его на нём».
10
И Ама́на повесили на столбе, который он приготовил для Мардохе́я. После этого ярость царя утихла.



Copyright © 2008 Watch Tower Bible and Tract Society of Pennsylvania. All rights reserved.